А. Горбовский


***
"если нельзя, но очень хочется - то можно"
от лукавого

"если нельзя, но хочется - то тем более нельзя"
"если надо, но не хочется - то тем более надо"

А оправдание найдётся,
Когда путь Веры предаётся.
Его лукавый нам припас
На каждый миг, на каждый час!

Будильник! Встать скорее б надо,
К молитве Божьей приступить.
Но шепчет сонная услада:
Ты не доспал - поспи, поспи.

А ты вставай! И духа лени
Тем самым выстави за дверь.
Заслужишь сразу, без сомнений,
Улыбку Ангела, - поверь!

Подай просящему, коль просит.
Не обеднеешь без рубля.
Но, слышь!: - Лентяи! Развелося!
Поди, богаче он тебя!

А ты подай! Не зарекайся.
Жизнь не прямая колея.
И с осуждением не знайся.
Рассудит Праведный Судья.

Постишься ты - хвала и слава!
Но тихо так, исподтишка:
То было встарь, а ныне, право,
Не грех расслабиться слегка.

Не расслабляйся! Если даже
Порой уже невмоготу!
Не соучаствуй в распродаже
Одежд Христа! Ты - на посту!

Воскресный день. И ухо слышит:
Ох, столько дел,… ах, сколько дел,
Да за работу Бог не взыщет,
Он Сам за это претерпел!

Спасти кого - иное дело!
Для суеты же нет конца.
Сходив на службу, - гуляй смело!
Не забывай завет Творца.

Вот в яме кто-то, - не дай, Боже!
Подать лишь руку - будет рад!
- Ты слаб, спешишь, другой поможет!
Да кто он? Кум тебе иль сват?

Ты помоги. Добро вернётся.
И постучится к нам в окно.
А оправдание найдётся.
Да вот зачтётся ли оно?


***
"Все богохульные умы,
Все богомерзкие народы
Со дна воздвиглись царства тьмы
Во имя света и свободы"
       Ф.И.Тютчев

В стихах и поэмах воспета "свобода",
Но гибелью дышит она!
Людскому беспечному жалкому роду
Она в искушенье дана!

В тупом исступленье цари и народы
Схлестнулись во имя её!
На пир под её окровавлены своды,
Ликуя, летит вороньё!

Свобода от правды, стыда и морали!
В "свободу" вошёл сатана!
О, Пушкин и Лермонтов, если б вы знали
Во что обратилась она!

"Свободная" женщина-мать у порога
Детей оставляет своих!
Свобода от веры, любви и от Бога!
Свобода от истин святых!

"Свобода печати! Совести! Слова!"-
Несётся с газетных страниц!
А Слово Творца - на распятии снова.
И Истина падает ниц.

С экранов божки артемиды и ники
Явят богомерзкий свой лик!
Всё явственней у теледив многоликих
Уже прорезается клык!

На палубе мира разврат и услада,
"Свободой" весь лайнер объят!
За смехом не слышится гул водопада.
И ада ворота скрипят…


***
Памяти Дмитрия Балашова


Погиб писатель - сын народный.
Скорбит российская душа.
Его ж душа от уз свободна
В пределы Божии ушла.

Погиб в день памяти Святого,
Кому он похвалу воспел.
Погиб, погиб... и нет иного, -
То - славных русских злой удел.

Склони главу, замри в поклоне!
В предвечной благостной тиши
Сам Сергий Радонежский молит
За упокой его души.

Того моленья он достоин.
Достойны ль мы таких сынов?
Плеяды славной русский воин.
Кто слышит их призывный зов?

"Глас вопиющего в пустыне"!
В окаменевших злых сердцах
Алмазом чуждым он застынет.
Стряхни же с ног наш смрадный прах!

Не заслужили мы иного!
Не гложет совесть нас в ночи,
Что в кладезе живого слова
Мы только "маугли" прочли.

Умом не вспомним помрачённым
Отчизны славные пути.
В душе, наркотой искажённой,
Не скажем: Господи, прости.

И не поймём в слепой дремоте,
И не испросим Свыше сил,
Что вновь стоим на повороте:
Быть иль не быть Святой Руси!

Что было в нас издревле свято, -
Хулим поныне без конца.
И брат пошёл войной на брата,
Сын поднял руку на отца.

О, добрый русский человек,
Отец, ровесник, сын и внук мой,
Отринь от сердца лживый век.
Да будет правда нам порукой!

Что ж, спи писатель, спи спокойно.
Прости, Господь, ему грехи.
А нас наставь на путь достойный,
Не отврати Своей руки.

Спаси от новых мавзолеев,
От поклонения рублю.
Да будет нам святым елеем:
Надеюсь, верую, люблю!


Что же ты ищешь, мальчик-бродяга,
В этой забытой Богом стране.…
(из песни)

Бог не забыл нас, - мы забыли Бога,
Крича: - Распни! Распни!, - на своего Царя! -
Свершилося.... И проклята дорога.
Взошла над Родиной кровавая заря.

Как некогда невинного Мессию
Предал на муки избранный народ, -
Великий грех, о Русь моя, Россия!
Не миновали мы во свой черёд.

Почти сто лет прошло, а чаша не испита.
Ведомые слепцы слепым поводырём
Стоим мы у разбитого корыта.…
И вновь слепца в кумиры изберём!

Но славен Бог! Он дарует спасенье,
Испившим чашу скорбную до дна
Во имя Господа! И грядет избавленье,
Воскреснет с Богом мёртвая страна!

Искуплен грех невинной царской кровью.
Очнися, Русь! Бесовский сон отринь!
Учу креститься внучку я с любовью
И славить Бога! - Быть тому!
Аминь.


Россия

Россия, навеки родная!
Смятенье в твоей стороне.
Но верю, сейчас угасая,
Восстанешь ты в завтрашнем дне!

Пусть хохот и брань тебе в спину,
Покорно внимая судьбе,
Безверия чёрну годину
Ты, Русь, превозможешь в себе.

Пройдя испытания в битвах,
Снеся униженья позор,
С надеждой и верой в молитвах
Ты к Богу воздвигнешь свой взор.

Склоняя колени всё ниже,
Земное презрев естество.
Я взором провидческим вижу
В страданьях твоё торжество!



***

Прости нас, Господи, помилуй
Великой пятницей Твоей.
Не помяни родне и милой
Греха беспутных наших дней.

В окно доносятся мне стоны,
И пьяный крик, и дикий смех.
Как будто бесов легионы
Опять свой празднуют успех.

И смысл Христовых откровений
До боли ясен, страшен мне:
Не будет нам иных знамений
В забывшей Господа стране.

Почти повымерли старухи,
Что веру свято берегли,
Что свои сморщенные руки
Ко лбу неистово несли…

Но видел я на службе в храме
Малюток светлый, дивный лик!
Как будто ангелочки сами
Сюда спустилися на миг.

И мнится: - в свете непомерклом
Стоит и внученька моя!..
Но дочь моя не ходит в Церковь.
И сын не слушает меня.

Прости нас, Господи, помилуй
Великой пятницей Твоей.
Не помяни родне и милой
Греха безбожных наших дней.

28.04.2000 (Великая пятница)

" …я же хочу дать этому последнему [то же], что и тебе; "
(отъ Матфея 20,14)
прости, Господи, возомнившего

Я слышу ропот, - сам роптал когда-то,
В душе смущённой зрел немой упрёк:
Где ж справедливость? - равная оплата
И тем, лишь поработавшим часок!

Вот трубный звук! Конец земному "раю"!
Огонь свирепствует на милом берегу!
Я с высоты спасительной взираю
На ту - любимую, что в сердце берегу!

Родная, милая! Не раз идти со мною
Я звал тебя, но, глядя на меня,
Ты улыбалась: Что ты! Бог с тобою! -
Жизнь увлекала, радостью маня.

Ещё мгновенье, и поглотит пламя
Стоящих праздно, милых и родных!
Я не дозвался.… И я буду с вами!
Я не хочу спасенья в этот миг!

Вдруг луч надежды, страшный сон пронзая,
Сверкнул в сознаньи. И разверзлась высь!
Двенадцать не пробило! Мы - у края!
Но время есть!… И к Богу обратись!

И вновь, и вновь молю, молю прощенья,
Что усомнился в мудрости Его.
И славлю Бога! Он даёт спасенье,
Пусть час и поработавшим всего!



Ст. Ложок, Новосибирская обл.
Святой родник

На месте варварской расправы,
Где упоенный злобой враг
Невинну кровь пролил на травы,
И скорбный прах приял овраг, -

Знаменье чудное явилось:
Из недр подземных вдруг возник,
Как знак, как Божеская милость,
Прозрачный ключ, святой родник.

Журчит ручей, вода живая,
Как в день творения, чиста.
Лучится, небо отражая,
Святая Божья красота!

О, всякий добрый человек,
Склони главу, благоговея.
Смиряя мыслей гордый бег,
Испей целебного елея!

И благодать, друг безызвестный,
Молю тебя, не омрачи.
Не оскверни святое место,
Постой, послушай, помолчи.

Услышишь пенье птиц весною,
Или дождинок стройный хор,
Иль как чуть слышно меж собою
Ведут снежинки разговор, -

Всё от Него! Восславь же Бога!
И воспоёт душа в тот миг!
Да будет светлою дорога,
Да не иссякнет наш родник!


"…ты заботишься и суетишься о многомъ,
а одно только нужно…"
(отъ Луки 10, 41-42)

Ссужденные на суету,
Обложенные мелочами,
В тщете надеемся мы сами
Переступить через черту.

Когда ж померкнут наши лица
В заботах о земных благах,
А счастья мнимого жар-птица
Парит всё также в облаках, -

Блаженны вы, кому дано
Постичь в сознании убогом,
Что суетимся мы о многом,
Когда же надобно одно!



***

Я вижу чёткий смысл в хитросплетенье
И радостей, и горестей людей.
Так солнца луч, гранича с мрачной тенью,
Нам кажется и ярче и милей.

И даже смерть на свете не случайна,
Лишь приходила б только в свой черёд.
Как ни горька она, как ни печальна, -
Через неё бессмертие грядёт!



***
тёте Оле

Век двадцать первый по планете катится.
На биржах с миллиардами возня.
Сибирь. Изба стоит - вот-вот развалится.
Живёт там тётя - нищая родня.

Пусть поневоле, каждый здесь поклонится,
Входя в избу сквозь низенький проём.
Иконка - Пресвятая Богородица
Приветит вас немеркнущим огнём.

Вот жизнь пошла! Жизнь на одну лишь пенсию!
Дочь с зятем без работы, - Боже мой!
Но помню, помню голос твой за песнею
Про богача, не спящего с казной!

Когда ж с достоинством сказала, часть десятую
Ты отдаёшь на свечки каждый раз,
Я, мелочность свою в стыде памятуя,
Подумал: Господи, Ты не оставишь нас.

Вздохнула тяжко: - Горе!.. как-то ныне я
Смотрю по телеку: уж стали голодать!
Мы ж - слава Богу! И, стряхнув уныние,
На стол засуетилась накрывать.

Сажусь. В окне - крапива с повиликою.
А на столе - картошка, хлеб да квас.
И я опять, с надеждою великою,
Подумал: Господи, Ты не оставишь нас.



***

Ясной ночью выйдешь в поле
Из глухих квартир,
Заворожит поневоле
Необъятный мир!

Миллиарды звёзд мерцают.
Бездна пред тобой!
Боль и радость вырастают
Из души живой!

Как велик Ты, Бог, создавший
Всё, что предо мной!
И Спасителя пославший
В грешный мир земной!

Повсеместно слово Жизни
Провозглашено!
И его моей отчизне
Сохранить дано!

Ты прости нас, Сыне Божий,
Мы - в объятьях тьмы.
И наказ Твой непреложный
Позабыли мы.

Островками жизни семя
К жатве подошло.
Жалкое, людское племя
Полюбило зло.

Отодвинуть срок на время,
День и ночь моля,
Сможем ли? Иль жизни бремя
Скинет вон земля.

Непрестанно будем, будем
В колокол звонить!
И, даст Бог, очнутся люди,
Не прервётся нить.


***
Сколько снега! Какого снега!
Его хватит на десять зим!
Обессилев от страшного бега,
В двадцать первом веке стоим.


О, Россия, не смей оглянуться!
Пусть неверие сгинет в огне!
Взоры в высь! Нам пора улыбнуться,
Уцелевшим в распятой стране.


Солнце Правды своими лучами
Вновь ласкает нас издалека.
Очищающими ручьями,
Чуешь? - стонут вокруг снега!


С нами Крест! С нами Мати Честная!
И Святые взирают на нас!
С нами Бог! О, Россия родная!
Возрождения близится час!



СПАСИБО


Певучий, живой, благодатный,
Загадочный русский язык.
В просторах родных, необъятных
Ты благословенно возник.


В великом смешенье народов,
Как пали гордыни мечты,
Великому русскому роду
Ниспослан по промыслу ты.


Из множества слов твоих звучных,
Мне в душу запало одно:
Спасибо - и нет его лучше!
Как зов ко спасенью оно!


Забылись легенды и даты,
Но воздух напоен Руси
Звучаньем, как вздох, благодатным:
Спасибо. Спаси Бог. Спаси.


В нём слышится музыка Веры,
В нём Вечное Слово звучит!
В разверстые высшие сферы
Благодаренье летит.


О, русский язык, ты - в опале.
В опале, как русское всё!
Убить не смогли, - оболгали!
И слово затихло твоё.


На чёрную магию снова
В тщете уповают жрецы!
Не ведая Слова Живого,
Падут беззаконий творцы!


Сокрыты могучие силы
В бескрайних просторах Руси.
Ждут общего гласа России:
Спаси Бог! Спаси Бог! Спаси!



Неразличение

Под гнётом дум стою тяжёлых,
В ушах лишь отзвук серых дней,
В глазах лишь отсвет сил сожжённых -
Напрасно ли? - души моей.

Что в них - стон Родины убитой?
Сиротский плачь её сынов?
Огонь отмщения сокрытый
Или к смиренью вечный зов?

Мы, отлучённые от Бога,
Мы, позабывшие о Нём,
По волнам горечи и боли
В неразличение плывём.

И давят дети за компaми
Тела людей, - и брызжет кровь!
Всё виртуальное. Что с нами?
Страшна действительности новь!

Смотрю в заполненные залы, -
Хохочет безмятежный хор.
Остры невидимые жала,
Яд в души сеет дирижёр.

Ему всё рaвно, - он пропащий.
Свою погибель сознаёт.
И, злобу за улыбкой пряча,
Зло злонамеренно несёт.

О, сколько душ уже сгорело!
О, сколько их ещё сгорит!
За грех неправедного дела
С собой нас тащит вечный жид!

И, сладко впитывая хохот,
Следят у проклятых ворот,
Чтоб ненароком зрячий кто-то
Не сжал безумным страшный рот!

2000г.





***

А вы всё те же, вы всё те же,
Как в том 17-ом году:
И слово "Русь" вам ухо режет,
И вновь ей кличите беду.

За что?
Быть может, грех старинный
Вас жжёт и жжёт через века,
И распинает мир поныне
Христа распявшая рука?

Иль может, ревность обуяла
Ваши ранимые сердца,
Над разумом возобладала
И множит грех свой без конца?

Конечно, вы не позабыли
Кошмар египетских времён,
Когда вы хором возопили,
И был услышан тяжкий стон.

Ужель, питая в сладострастье
Огонь отмщения в груди,
Вы на страданьях наших счастье
Себе возмнили обрести?

Как встарь ли пеленою мутной
Ваш застлан ум, ему внемля,
Опять вам стала неуютной
Обетованная земля?

Пред Богом тоже виноваты
И мы в навязанной вражде.
Но сравнивать свои утраты, -
Усугублять утраты те.

Сквозь неприязни морок мерзкий
Шагнём с надеждой в благодать.
В самих себе дух фарисейский,
Даст Бог, сподобимся изгнать.

Сподобимся, пока блеск злата,
Уж став свет Истин застилать,
Не покорил вас без возврата.
И нас не начал покорять.

Нет эллинов и нет евреев, -
Есть лишь приявшие Христа.
Объединим усилья в Вере
Идти под тяжестью Креста!

Покаемся, и миротворцы
Сынами Бога восслывут.
Небес разверстые оконца
Взывают к этому и ждут!

А если нет, - своей рукою
Подпишемся в небытиё!
Все перед Праведным Судьёю
Ответим каждый за своё.

2000г.



***

Где затерялась моя радость?
В каком её искать краю?
Душою мрачной ложь и гадость
Я жизни нашей сознаю.

Осознаю умом тоскливым
Оцепенение страны.
И оставляют меня силы,
Черны и явь моя и сны.

И только нет-нет у церквушки
Вдруг проблеснёт далёкий свет,
Когда убогие старушки,
Смиренные, кладут свой крест.

А ведь когда-то был счастливым
И видел радостные сны.
Я бегал по лугам красивым
Вдали от Бога и войны.

То было детство босоного,
И юность рядом пролегла.
А в зрелости блуждать без Бога
Душа в потёмках не смогла.

Вот скинут мрак оцепененья
Мои родимые края,
И общей радостью прозренья
Душа наполнится моя!

А с Богом нам и чёрт не страшен!
В обнимку с Родиной моей
Под куполами Веры нашей
Мы зашагаем веселей.

2000г.





***

Если б было всё равно, то бы лазили в окно!

Всё относительно, - хихикнул некто.
И в воду все концы!
И ухватились с радостью за это
Глупцы и "мудрецы"!

Одни в небесные помчались сферы,
Конечно же не вдруг!
И на родном папаше-люцефере
Замкнули нимба круг!

Затем, хоть мучила - ох, мучила! - икота,
Спустились до земли.
Иуду-душку своего Искариота
В герои возвели!

"Как посмотреть ещё", - и вздох лукавый.
Ну нет на них креста!
Вставляют безобразия в оправы
Под возглас: красота!

Иные верят. Те, что ухватили
С обратного конца.
Что правду в полуправде утопили,
Сокрыто от глупца!

-Ну как же! Что вы! Говорят про это
Учёные мужи!
-Учёные по части винегрета,
Замешанном на лжи!

Принюхайтесь, не будьте так всеядны!
С душком товар!
Не будьте теми, кому всё отрадно,
Всё - Божий дар!

Неколебимы нравственные оси
На вечный срок!
В них Правда, Красота, Любовь и Совесть!
Начало - Бог!

Мудрёные, что кoситесь так люто?
Вы - правы, но в одном:
Всё относительно, вы - абсолютны!
В убожестве своём.

2000г.

***
"…шагаю по Москве"

Одна к одной - поток машинный,
Плечо к плечу - поток людской, -
Всё в пылесосный хобот длинный
Вбирает демон городской!

Куда несёт? Какие цели?
День ото дня, из года в год!
На бесконечной карусели
Беспечный кружится народ.

Какие мощности впустую
Сжигает ложь и суета!
Чтобы ублажить плоть слепую
Сил не жалеет пустота.

Мелькают толпы в ярких залах,
Ревут, бесчинствуют, снуют!
А рядом, в этих же кварталах
Хоры о милости поют.

Что переборет, перевесит,
Перекричит, перепоёт?
Родимые внимают веси,
И Родина исхода ждёт…
2001г.




Плоть

Словно бы чуя, что суть её - тление,
Мучится, мечется плоть.
Воду готова, продляя мгновения,
В ступе молоть и молоть.

Часто мы ей в этом жадном стремлении
Тщимся лукаво помочь.
Свету не верим, лелеем сомнения,
Веруем в вечную ночь.

2001г.


***

Всему внимай, во всё вникай.
Вселенная - твой отчий дом!
Умом хозяйским проникай
Во все концы в жилище том.

Но, проникая, сознавай,
Что был строителем не ты.
И основанья не сломай
Гармонии и красоты.


* * *
Н.



На свете Божием не числимо красот!
И, начиная с самого рожденья,
Что по себе достойно восхищенья,
Внимающий повсюду их найдёт!

Немой восторг впитаешь в сердце ты
С лучами восходящего светила.
Его гореть нам, не жалея теплоты,
Рука Господня на века благословила.

Оценишь полно красоту цветка,
Что к солнцу тянется покорным взором,
Порханье лугового мотылька,
Расписанного трепетным узором.

И красоту закатов огневых.
Ты в них находишь умиротворенье
Души уставшей от страстей дневных.
И в сердце льёт бальзам отдохновенья!

Заворожит тебя полночная луна,
Что сонный лес тенями окаймила,
И в тишине таинственной она
Поляны желтизной озолотила.

Ты звуков сказочных услышишь волшебство,
Песнь соловья иль ропот волн певучих.
Или, являя нам с природою родство,
Аккорд симфоний слышится могучих.

Гармония пронизывает всё!
Погружена, в ней зиждется природа.
Ещё есть красота иного рода,
Она являет наше бытиё.

Благословенность вольного труда!
Творенье мастера в свободной воле.
Здесь красота пребудет навсегда,
Как воплощенье радости и боли!

Есть красота пропорций золотых,
Связь внутренних со внешними явлений.
Двух чисел отношение простых
Не разрешит землёй рождённый гений.

А красота изгибов роковых!
Любимой женщины горящий абрис!
Мученья там и наслажденья адрес!-
Там тайна тайн открыта на двоих.

И красотой особой утончён
Ход шахматный в позиции опасной,
Парадоксальный и единственный, - лишь он
От пораженья путь находит ясный.

И глубины красот не исчерпать!
Размерно нашему духовному старанью
Иные грани мы сумеем наблюдать,
Сокрытые простому созерцанью!




Рождество

Вершится: Бог, Создатель милосердный,
Являет людям милость на века!
Нам, недостойным, суетным, зловредным
Любви спасительной протянута рука.

В тот миг торжественный, в тот праздник всей вселенной,
Когда поется слава в Небесах, -
В убогом хлеве у Благословенной
Христос-Младенец плачет на руках.

Простил и хлев Отец наш милосердный!
Преизобилуют Любовь и Доброта.
И пошатнулись адовы врата,
И начался счет времени победный!

Журавушки

Журавушки! Смотрю на клин высокий,
Такой далёкий, но и близкий столь.
И вижу с запада до самого востока
России-матушки смятение и боль.

Ваш клич - как зов, как плач, летящей к Богу
Всерусской исстрадавшейся души.
К небесному Отцовскому порогу,
В просторе дивном, в благостной тиши.

И будто нет засевших во Святыне
Кремля московского продавшихся иуд.
И будто Русь стоит Святая, и поныне
Богатыри в ней русские живут!

И вижу я царей российских славу,
Ликующий на площадях крещёный люд!
И ту могучую Российскую державу
Что по вселенной жалуют и чтут!
….
Но клин исчез, и в сумрачные дали
Кричу с тоскою: - Русские! Ау!
Ни звука… Глухо прозвучали
Слова мои, и канули во мглу…
….
Так неужель напрасны все победы,
Все жертвы страшные, все подвиги в веках?
Напрасно драпали татары, шведы,
Низложен фрицев ненавистный стяг?

Ужель вотще намоленная святость
На ниве духа, праведной стезе?
Ужель навек оставила нас радость
И не иссякнуть горестной слезе?

Ужель не сон кошмарный? - так изыди!
Я слышу звон - то тихий благовест.
Он ширится, растёт, и в светлой зыби
Главы церквей вздымаются окрест!

Я слышу пение: - Спаси ны,… и услыши ны…
Вновь тишина… Но что это? - Внемли!
Журавушки!
Мы живы, мы услышаны!
Во славу Русской Матушки-земли!

Теперь не оплошать! - смотрю на клин высокий
И слышу в крике радость перемен!
И вижу: с запада до самого востока
Россия поднимается с колен!


+ + +
С.Г.

Две Анастасии
                                     "…прельстить, аще и избранных"

Мир во тьме. Во мгле Россия.
Апостасия веков.
Вижу две Анастасии
У противных берегов.

На одном - с прелестным оком
Кукла? Призрак ли? Фантом?
Белокурым лжепророком
Заползла в Российский дом.

Под напев и тих и сладок,
Под манящий шепоток
Кто в тени садовых грядок
Жала всплеск заметить мог?

Русским кедром, как приманкой,
Увлекла она девчат.
И незрима в душах ранка,
Куда капнул смертный яд.
……..
На другом брегу - живая
Убиенная княжна
Смотрит в души нам, Святая,
И взывает к нам она:

Православные, родные!
Русь Святой с Христом была.
Все величия былые
С верой нашей обрела.

Что же, вновь распять приспело
Русских праведных, святых?
Перунов расставить смело
В светлых горницах своих?
…….
Но бредём, всё ускоряясь,
В бездну, к проклятым вратам.
Свой гвоздок в Христа вбивая,
В смех глумящимся жидам.
…….
Помолись, княжна Святая,
За заблудших дочерей.
Верю я: дурман растает
Тёзки гибельной твоей.

И, прозрев, восплачут очи,
Дочь вернётся в отчий дом.
Сном кошмарным сгинет в ночи
Нарисованный фантом.


+ + +
                                     "…когда еврей лежит при смерти, к нему идет раввин
                                     и говорит на ухо: "Мессия пришел""
                                     старец Паисий Святогорец
О младенцах плач мой, о евреях.
Ирода костлявая рука,
Толщу лет пронзая, сквозь века,
Уж не тел их, в мщении зверея,
Душ их алчет, - чтоб наверняка.

Его слуги жалости не знают.
Лишь разверзнутся невинно ложесна,
В кокон иудейский пеленают,
Чтоб их светом стала пелена.

Мало кто сорвёт тлетворный кокон,
Изрыгнёт тысячелетний яд,
Им по жизни из потайных окон
Иудеи смертию грозят.

Тем же, бедным, в ад спешащим бодро,
На кого Бог-Слово не воззрил,
На ухо шепнут на смертном одре:
Был Мессия - ты Его убил.


+ + +

Матери-убийцы. Что творится!
Не приснится и в кошмарных снах.
Дочек и сынов убить решиться,
Не родивши, прямо в ложеснах.

Оттого и оскудели веси,
Истощились силы городов.
Вымирает Русь от мракобесья,
И повсюду рыскает врагов.

Души их - чистейшие из чистых -
С песней дивной в Божеский приют
Ангелы на крыльях золотистых
Сразу в руки Господу несут.
…..
Если покаянья не случится -
То к отмщенью Небеса возопиют!

* * *
Взвалил на плечи скорби мира,
И втрипогибель их несу.
- Глупец! Стоящей рядом милой
Заметь сокрытую слезу.

И все соринки мира вижу,
За мировым грехом слежу!
-Глупец! Встань к зеркалу поближе,
Заметь бревно в своём глаз


* * *
Средь хаоса, всеобщего смешенья
Границ, понятий, правды, клеветы,
Среди "квадратов", зла нагроможденья,
Средь безобразия и разложенья,
Среди вселенской пошлой суеты, -
Я счастлив, друг, что слышишь, видишь ты
Не звуков рой, не красок мельтешенье, -
Но то первичное живое единенье,
Гармонию, мелодию, цветы,
Форм совершенство, радость, упоенье
У той последней, роковой черты,
Осмысленное вечное движенье,
Взаимосвязь, взаимоуваженье
И тот "кремнистый путь",
Тот Свет средь темноты
Спасительной Любви и Красоты!
К началy