Николай Боголюбов



УМЕРЕТЬ ЗА РОССИЮ (избранные произведения)

ПАМЯТЬ

У русских Россию украли

И всем предложили смириться...

На гроб, как на дверь показали —

“Пора вам и с жизнью проститься!



“Сознайтесь, ведь вы - наркоманы,

Бездельники, пьяницы, воры...

Весь мир, все народы и страны

Смеются над вашим позором.



Уйдите, в ногах не мешайтесь,

Есть племя сильней и умней.

В амбициях ваших покайтесь,

Очистите землю скорей!”



Так враг нам вещал, да не в ухо,

Орал на просторы Руси.

Лежала Империя Духа

Разорванным солнцем в грязи.



И кто-то, видать, образован,

В почёте недаром, видать,

Всем тем, кто цепями окован,

Хомут помогал одевать:



“Смиряйтесь, смирение — благо,

Примите ярмо и печать.

Не нужно ни песен, ни флага,

Рабам подобает молчать!”



Дымились руины позора,

Свистела незримая плеть...

Живые попрятались в норы,

А мёртвым кричали: “Не сметь!”



“Не сметь подниматься из праха,

Не сметь вспоминать о былом!”

Воскресших, не знающих страха,

Вгоняли в сырой чернозём.



Но солнцем сквозь тучи пробилась,

Взломала гнетущую твердь

Казнённая русская сила,

Смертями поправшая смерть.



Та Сила, что всеми святыми

Копилась к священной войне,

Что кротко скитами лесными

Таилась в родной стороне.



И вновь, как в забытые годы,

В безудержной сечи боёв

Дух нации, Воля народа

Себе возвращали своё!



Да помним о будущем нашем,

О том, что Небесный Отец

Дал Родине крестную Чашу,

И царства терновый венец.



+ + +

Мы утеряли цельность духа,

Приняв за норму компромисс,

И вот, как следствие — разруха,

Движение не вверх, а вниз.



С высот России Православной,

Самодержавной и святой,

К позорной участи безславной —

К потере Родины родной.



Пора отринуть полуправду,

Расстаться с нею навсегда,

Дать в зубы западному гаду,

Сразиться с ним ради Христа.



Усвоить Царский путь священный,

Сам Царь царей Иисус Христос

Взошёл на крест благословенный

В растленном мире лживых грёз.



Путём Христовым шли святые,

Их прославляет Бог Отец.

Пусть их молитвы за Россию

Изгонят трусость из сердец!



Помогут всем нам жизнь исправить,

Свободу обрести в борьбе,

И Бога подвигом прославить,

И Родину вернуть себе!



+ + +



Приходит в сердце горечь об утрате,

Когда проходит дьявольский наркоз,

Когда гнилые мысли о зарплате

Душа оставит в тишине берёз.



Где сельский храм спокойно, величаво

Пред миром держит потемневший крест,

Где дышит благодать Небесной Славы

Над красотою подмосковных мест.



Тогда, в этих местах благословенных,

Вдруг понимаешь весь масштаб беды:

Мой третий Рим под властью тех презренных,

Которых издревле народ зовет — жиды.



Мой третий Рим — наследник Византии,

Оплот державной Истины Святой.

Стоянье в Истине — и свет, и соль России,

Россия, Русь, что сделалось с тобой?



В овечьих шкурах волки суетятся,

Твой путь прямой хотят согнуть в дугу.

В ком силы есть, тому придётся драться,

Иначе — на поклон идти к врагу.



Но этого, поверьте мне, не будет!

Погибнуть лучше, чем Любовь предать.

Вступаю в бой, а там Господь рассудит,

Благослови меня, Россия Мать.



+ + +



Кругом измена, трусость и обман...

Злосчастный век насквозь пропитан этим!

С болота Запада ползёт гнилой туман,

Повсюду враг раскинул свои сети.



Гниют сердца... И заживо гниют!

Отраву принимая, разлагаясь,

Меняя небо на земной уют,

От верности и Веры отрекаясь.



Любой порыв благой предупреждён.

Чего изволите? Всё куплено, все чинно...

Не сразу ясно, кто кем побеждён,

К кому уходят ниточки за ширму.



Для всех есть роли, сразу не поймёшь,

Кто по обману, кто по злостной воле

России в спину всаживает нож,

Когда она заходится от боли.



Но всё же, как бы не был силен враг,

Есть незаблудный, Крестный путь к спасенью,

По острию, по совести, чрез мрак,

К блаженному из мёртвых Воскресенью!



+ + +



Отдавши Русь на поруганье зверю,

Забыли братья вот ещё о чём —

В большом неверный и во всём — неверен,

Христиане не смиряются со злом.



А зло у нас, увы, теперь повсюду...

И Церковь Мать молиться не велит

За иго коллективного иуды,

Прилюдно распинающего стыд!



Да, есть грехи, и в сердце — злые страсти.

И есть война, теперь на всех фронтах.

Россию, Русь клевреты антивласти

У русских распинают на глазах.



Когда б мы все поднялись за Россию,

Посмел бы враг шакалить на Руси?!

Посмел бы враг глумиться над святыней?!

У спящей своей совести спроси!



Спроси, мой друг, пока ещё есть время,

Нас водят за нос, правильно пойми!

И лжи балласт, как тягостное бремя,

Не медля сбрось и плечи распрями!



+ + +



Русский путь, русский Крест, русский бой...

Муки крестные — свыше награда —

Убедиться святой чистотой,

Одолеть все земные преграды!



Русь Святая — небесный чертог,

Где с Христом торжествуют святые,

А земные страданья — залог

Обретения вечной России.



+ + +



ТАЙНА РОССИИ

К великой тайне несказанной

Причастным быть и не сгореть.

Тебя Апостол Первозванный

Поймал в Божественную сеть.



О небо цвета аметиста!

Земной и неземной простор...

Над Русью Матери Пречистой

Раскинут звёздный омофор.



Язык твой непереводимый,

Века — святые письмена...

Леса святого Серафима

Молчат у твоего окна.



А в чистом поле, словно в небе,

Пасутся кротко облака.

Усталый странник на коленях

Пьёт небеса из родника.



И освящает Литургия

Земного времени кольцо,

Невеста Божия — Россия

Своим красуется венцом.



+ + +



НАША РОДИНА

Посвящается всем верным сынам и дочерям России,

под новым игом полагающим души своя

за Святое Небо и Святую Землю Родины.



Для нас Россия — это часть души,

И потому, мы знаем, нестерпимо

Смотреть, как тонет Родина во лжи,

Как завладели бесы Третьим Римом.



Для нас Россия — наша жизнь и боль,

Итог земного странствия пред Богом.

Пока во тьме не обуяла соль

Бежит вперёд истории дорога.



Но всё же замыкает время круг...

И вострубит архангел пробужденье.

Для нас Россия — чаша крестных мук,

И во Христе из мёртвых воскресенье.



Век отступленья, ослепленья...

Страх иудейский как догмат.

Нет смерти, нет и Воскресенья,

Никто не прав, не виноват.



Внедрилась дьявольская мудрость

В переучёные умы —

"Прямым и смелым быть? Вот глупость!

Гораздо лучше быть кривым!"



Кривого гнуть уже не надо —

Пускай торгует высотой.

Иконы, свечи и лампады,

И "со святыми упокой."



Прямых и честных всех скосили.

Из - под могильных слышу плит:

"Торговлю небом и Россией

едва ли вам Господь простит."



Отвоевали, отстрадали...

Иная поросль взошла —

Резина вместо твёрдой стали,

И стала тьма белым - бела.



Десятилетия селекции,

Тотальной лжи крутой режим.

Десятилетия инъекций,

Ради мутации души.



Чтоб грязь, скверня святое место,

Царила нагло, не боясь.

Чтоб новый мир взошёл, как тесто,

Не Богу, а богам молясь.



И кто поднимется из праха,

Кто ради Бога жизнь отдаст?

Кто разорвёт оковы страха

На перекрёстке смертных трасс?!



Кому дороже жизни — небо,

Дороже грязи — белый снег?

Зовёт наш мир в свою Победу

Воскресший Богочеловек.



Найдётся ль витязь на распутье?

У трёх дорог одна петля,

Где оккупирована мутью

Святая Русская Земля.



Молюсь и верю — да, найдётся!

Нам, русским, трусость не к лицу.

Народ наш к Истине вернётся,

Как блудный сын пойдёт к Отцу.



Из чистых недр Светлояра

Восстанет пламенный герой.

Конец кошерного кошмара

Уже, друзья, не за горой.



Не за горой рассвет России,

На малый срок, перед Судом.

Как прозревали то святые, —

Вновь русский Царь придёт в свой дом.



Век отступленья, ослепленья

Попрать державою святой.

За смертью будет Воскресенье

В нетленной славе неземной.



+ + +



Песня Веры и правды — пророчество.

Грязным сердцем мечту не тронь!

Равнодушие — богоборчество,

Бог на землю низвел огонь!



На полях безконечной Жизни

Занимался пресветлый день.

И летел к неземной Отчизне

Журавлиный клин деревень.



Города распрямляли плечи,

И вставал в полный рост Иван.

С высоты, уводящей в вечность,

Озирая наш русский стан.



Было время, мы были в силе.

Откликаясь на вечный зов,

Ветхость этих небес палили

Сорок пламенных сороков.



И народ нёс Христово бремя.

Крестный парус подняв во мгле,

Рассекала держава время

На Апостольском корабле.



Не бывало спокойным море,

Ветер в клочья рвал паруса.

Но, не выдержав правды в споре,

Разбивалась о твердь гроза.



Солнце Истины рвало тучи,

И на крыльях своей судьбы

Поднимался в зенит могучий,

Белокаменный стан Москвы.



Знали русские волю к Воле.

От купели до райских врат.

Погибая на ратном поле,

Восходили в небесный град.



Потому за Царя родного

Как на праздник шли умирать.

И хранила войска Христовы

Божией Милости благодать.



Под священной хоругвью крестной

Вёл Своих Сам Господь в борьбе.

Так земное сплелось с небесным,

О Россия, в твоей судьбе!



Сколько было их, вражьих полчищ!

Вслед за валом катился вал.

Из нашествий, да из побоищ

Враг уроки не извлекал.



Было время, мы были в силе,

Да беда не с земли пришла.

Ненавистник святой России

Сбил со звонниц колокола.



Долго чад сатана готовил,

В адских безднах слагался план.

Овладевши печатным словом,

Враг умы прибирал к рукам.



"Бога нет, и Царя не надо!

Вольным воля, да хлеб в пути."—

Так народ превращали в стадо,

Чтоб на бойню его вести.



"Брось, мужик, государево тягло,

Брось ненужный и тяжкий крест"—

Поучали безстыдно, нагло

Лжепророки оседлых мест.



"Эй, рабы, что вы гнёте спины?

Царь не ценит ваш скорбный труд!"—

Сатана, через жидовина,

Искушал простодушный люд.



Безнаказанность злой стихии

Умножала безмерно зло.

Закатилось Солнце России,

Солнце мёртвых во тьме взошло.



Царь с семьёю, со всей страною

Иудейской рукой казнён.

Вяжет кровью своих "героев"

Талмудический вавилон.



Страны все, все концы земные

Шлют гонцов на вороний пир.

На могильной плите России

Расписался безбожный мир.



Круг замкнулся. Закон — "что дышло",

Блеск сетей помрачает ум.

Торжествуют банкиры пышно

Сатаны мировой триумф.



Русь убита... Но Русь воскреснет!

Русский путь — по стопам Христа.

От купели до врат небесных,

Через славный “позор” креста.



Вещий инок за два столетия

Прозревал этой ночи мглу.

И победу Руси над смертью,

И отпор мировому злу.



Мы не знаем, никто не знает —

Сроков, способов и путей...

Купиной горит, не сгорает

Русский дух среди всех смертей.



Кровь и пламя — ответ достойный.

Грязным сердцем мечту не тронь!

Ветер Духа дыханьем вольным

Зажигает во тьме огонь.



Вновь поднимется ополчение,

Вновь Своих поведёт Господь.

Чудом дивного Воскресения

Примет Царство земную плоть.



Силой Духа, копьём Георгия,

В облежащей бесовской мгле,

Отодвинуть конец истории

Царством Истины на земле.



+ + +



По холодной земле разметав свои крылья,

Спит Империя Духа болезненным сном.

Усыплённая сказкой про рог изобилья,

Под большой пентаграммой над древним Кремлём.



Куполов позолота — музейное диво,

Третий Рим замурован в бетонную ложь.

Поколение "пепси" на празднике пива

Продаёт себя в бездну за ломаный грош.



О безславный конец!", — вскрикнет путник усталый,

"Я прошёл все века, видел славу Руси.

Бились русские так... Не покажется мало...

А трудились... У прадедов, дедов спроси.



А теперь вот во тьме, заколдованы словно...

В безпросветном дурмане не жизнь — маета,

Где маммона-чума косит всех поголовно,

Где не бьются за правду, не верят в Христа".



Подожди, не спеши, о мой странник крылатый,

Не окончил ты путь, преждевременна грусть!

Где алеет восток над Россией распятой,

На костях поднимается новая Русь.



Там, за временной тьмой, на безкрайнем просторе,

Занимается русского духа заря,

Там небесная Милость, на Земском Соборе,

Возвращает Руси Самодержца - Царя.



Пробуждается Витязь от сна векового.

Воскресает в огне очистительных мук

Наше русское Царство, как войско Христово,

Кровь отдавшее, и воспринявшее Дух.



+ + +



Не радуйтесь недруги горю,

До времени спит богатырь

На русском безкрайнем просторе,

Где небо склонилось над ним.



До времени меч наш под спудом,

Но горе вам бесы, когда —

Набат загудит перегудом,

Воспрянут от сна города.



Бегите, покамест не поздно,

Ведь сколько не лгите, народ

Найдёт всё же правду и грозно

К ответу вас всех призовёт.



Вы сеете ложь и растление,

Вы ставите зло нам в пример,

Но близится всё же прозрение,

Спасенье от ваших химер.



От ваших гнилых демократий,

От ваших зловонных газет,

От демонских ваших заклятий,

Творцы катаклизмов и бед.



И адова ваша работа

На вашу же снидет главу.

Русь — птица большого полёта

До времени в горьком плену.



Не радуйтесь недруги горю,

До времени спит богатырь

На русском былинном просторе,

Где небо склонилось над ним.



+ + +



За Веру, Царя и Отечество!

Но только без адских подмен.

К свободе стремясь, человечество

Попало в невиданный плен.



Попало в такую засаду,

Что не пожелаешь врагу.

Теперь превращается в стадо,

Послушное злому кнуту.



Но светится всё же, чрез годы,

Последней надеждой в пути —

Россия спасала народы,

И может их снова спасти.



За Веру, Царя и Отечество!

Мы встанем, как было не раз.

Терять нам действительно нечего,

Лишь совесть осталась у нас.



А это богатство нетленно,

О русский, ты — воин Христов!

Услыши всем сердцем победный

Великой истории зов.



Пусть он твою душу разбудит,

Народы от гнёта спаси!

Да подвигом новым пребудет

Безсмертная слава Руси.



+ + +



"Эй, кто там поднимает Русский флаг?

Наточен серп на кумаче!" И. Тальков.

Мы поднимаем русский флаг.

Пускай наточен серп...

Мы знаем, не всесилен враг,

Как не всесильна смерть!



“Что делать?” — Не скули, мой друг!

Верь в Бога, бей в набат.

Крест разомкнёт порочный круг —

Христос за нас распят.



А если Бог за нас, то кто,

Кто против нас, скажи?

Вменим, очистившись, в ничто

Потуги адской лжи.



Враг нашей слабостью силён!

А слабость — от греха.

Нельзя вместить небес огонь

В растлевшие меха.



Нельзя служить двум господам,

Хранить и дух и прах.

Нельзя отдать страну жидам,

Смирившись в кандалах.



Встать в полный рост, и сделать шаг —

Вот наш священный долг!

Мы поднимаем русский флаг,

Мы верим — с нами Бог.



+ + +



Ритуально убитым, чего нам бояться?

Двум смертям не бывать на пути!

Мы однажды сумеем воскреснуть, подняться,

И с земли своей нечисть смести!



Хоронили ветра нас, до срока, до вздоха...

Вырос город на наших костях.

Синим пламенем смерти пылает эпоха

У великого горя в гостях.



Но в самом эпицентре невиданной смуты,

Вопреки всем стараниям зла,

Мы однажды воскреснем, срывая все путы,

Наши души вернутся в тела.



Ритуально убитым, чего нам бояться?

Нас миллионы, потерян нам счёт...

Мы сумеем воскреснуть, из праха подняться,

Потому, что мы — русский народ.



+ + +



Живый в помощи Вышнего спасётся!

Святая Вера, — вот залог побед.

На наковальне страшных лет куётся

Великой русской нации рассвет.



В сетях, в тисках обмолот, изничтожен,

Народ Руси расстрелян и добит...

Но в катакомбах Дух храним, как в ножнах,

Сухие кости он соединит.



И будет, по видению пророка:

Сустав к суставу, мышцы, кровь и плоть...

Не наше дело — времена и сроки,

Свою пшеницу возрастит Господь.



+ + +



Мы не дискутируем с иудами,

С жертвами проклятой пропаганды.

Ночью трупы сваливают грудами,

Днём торгуют свечками, лампадами.



Не одни и те же люди, разные...

Только что-то общее имеется.

Нечто сокровенное и грязное

В сердце православном ныне деется.



На кровище бесы деньги делают,

Ренессанс чекистский, революция.

Красное, окрашенное в белое,

Возрождает Русь по резолюции.



Над растленным миром, над расстрелянным

Куполами зло не отмывается.

Снова побеждает дело Ленина,

Дело губельманов продолжается.



Всем согласным — гнёздышко уютное,

Несогласным — пулю в лоб, как водится.

Очищаю сердце своё мутное

Крестной высотою за околицей.



+ + +



Св. Царю-мученику Николаю

Безцельна жизнь в контексте профанации.

Жидовский мир теперь и бог и царь.

Плыть по теченью — плыть в канализацию,

Возьми меня отсюда, Государь.



Вернее, нет, пред тем как хлопнуть дверью,

Дай разметать огонь среди болот.

Пусть моя жертва станет раной зверю,

Земля отцов к возмездию зовёт.



Дай мне ожить, погибнув за Россию!

Возьми меня в свои полки.

Клянусь, Как завещали русские святые, —

Громить врагов и славить в Боге Русь.



+ + +



Будь верен до смерти, и дам тебе жизни венец.

Так говорит нам Господь, наш Небесный Отец.

Что же бояться? Что трусить пред временным злом?

Вечность Святая зовёт белоснежным крылом.



Будь верен до смерти, — святые все нам говорят,

Будь верен до смерти, — не властен над верностью ад!

Будь верен до смерти, и сгинет театр теней,

Камень отверженный крепче всех прочих камней.



Будь верен до смерти, — Отечество болью зовёт,

Русская кровь по столетьям рекою течёт...

Будь верен до смерти, — Россию Христа не предай.

Будь верен до смерти, лишь верным отверзется рай.



+ + +



Истоки и уроки Византии

Важны сегодня нам, как никогда, —

Стоянье в Истине — спасение России,

Отход от Истины — погибель навсегда.



Так станем добре, выгоним зловерье

Из наших душ, из наших алтарей.

Спаси Господь от поклоненья зверю,

Дай сил держаться Истины Твоей.



+ + +



Величайшая ересь последних времён —

Примирение с ложью, со злом.

Под благими предлогами правду знамён

Заменяют духовным блудом.



Величайшая кривда последних времён

Это кланяться каждой сопле.

Пьедестал фарисеев в закон возведён

На израненной русской земле!



На обманутый люд смотрит небо с икон.

Разменяли сердца на гроши...

Величайшее дело последних времён —

Дать отпор торжествующей лжи.



+ + +



Срывает крыши ветер преисподней —

Безумству трусов — слава и почёт.

Что за базар царит в Первопрестольной?

Жид на торгах Россию продаёт.



Двадцатый век, как штык, вонзённый в сердце.

Молчит земля про русский холокост.

Хранит с мощами тайну страстотерпцев

Кровоточащей памяти погост.



Приди и виждь... Пусть кровь застынет в жилах.

Ступай босым, не будешь осуждён.

Ведь вся Россия — братская могила,

Восходом душ здесь воздух освящён.



И этим всем торгуют сатанисты!

И это всё пускают с молотка.

Под маской возрождения нечистый

Порядок новый строит “на века”.



И что сказать? Слова здесь неуместны!

Лишь два меча, как два святых крыла, —

И меч креста — для духов поднебесных,

И крест меча — для воплощений зла.





ДРУГУ

В сей век, что исполнен печали,

Ты правдой святой дорожи.

Увы нам! Ведь многие стали —

Апологетами лжи.



Так надобно нам для спасенья

Духовное зренье беречь!

Не страшно погибнуть в сраженьи,

И в землю священную лечь.



Но страшно стать в жизни иудой,

Продаться за дьявольский грош.

В тумане бушующей смуты

За правду принять полу-ложь.



Пойти в послушанье к обману,

Предать и Христа и народ,

Вписаться в масонские планы,

Как в очередной поворот.



Со слов проходимцев умелых,

Не стоит, мой друг, повторять:

"Я немощен, что могу сделать?

Не мне же за правду стоять.



Не мне же быть тем, кем быть должен,

Пускай лучше кто-то другой

Воюет с бесовскою ложью,

Сражается с новой ордой.



А я лучше в очередь встану,

Билетами в рай запасусь.

Не сыпьте мне солью на раны,

Спасётся без нас наша Русь".



Не стоит, мой друг, это слушать,

Пребудем на крестном пути!

Кто так рассуждает, не душу,

А шкуру желает спасти.



Пребудем же верными Богу!

И совесть грехом не сожжём.

К небесному Царству дорогу

По звёздам святых мы найдём.



+ + +



Всё меньше русских в городе Москве,

Всё меньше русских в граде на Неве.

Скупают предприятия, квартиры

Служители зелёного кумира.



И по-миру идёт, как по этапу,

Когда-то приютивший всех народ,

Так долго устремлявший взор на запад,

Забыв, что там закат, а не восход.



+ + +



Не смотри, не читай и не слушай!

Защищайся духовным мечом.

Целят бесы в безсмертную душу

Очень тонко отточенным злом.



Время стёрло былые границы,

Враг сидит за кремлёвской стеной.

Мы идём по пленённой столице,

Как солдаты по передовой.



И условия ныне другие —

На незримой, но страшной войне,

"Мирным" злом убивают Россию,

В том числе и по нашей вине.



Наглотавшись бесовской отравы,

Променяв свою стать на вино,

Как "Титаник" уходит Держава

Под свинцовые волны на дно.



Но быть может дотянем до суши,

Одолеем, осилим врага.

Не смотри, не читай и не слушай,

Если жизнь хоть чуть-чуть дорога.



+ + +



Средства массовой дезинформации

Превращают Россию в дурдом,

И летим по пути деградации

Прямо в бездну, с названьем — содом.



По пророчеству: властного слова

Нет от тех, кто обязан сказать!

И незримого мрака оковы

Так сдавили, что тяжко дышать.



Только тем в этом мраке привольно,

Кто привык идти в ногу со злом.

Хата с краю — тепло и не больно,

И: “забудь, что Россия — твой дом”.



“Ах оставь, ныне время другое,

Не героев, а трусов, ура!

Иди вон, и оставь нас в покое,

Занимайся собою, дурак”.






К началy