С. Чертков



К Р А С О Т А


Обрести красоту первозданную,
Безпредельно простое величие,
Не как маску, личину избранную
Демоническим самочинием,

Но по воле и Божьему промыслу,
Отсекая страстные желания,
Со-творить пре-подобное Образу
Естество благотребное чаянью.

Это тяжко - оковы чугунные,
Срок отпущенный не растянется.
Поторопимся, грешные путники,
Воплотить непорочное таинство.

29 декабря 1999


* * *

Снова из боли
      соткано Слово
       Духом насыщено.
Тянутся нити
      вещих со-бытий
        милостью к нищему.

Мудрость простая
      Свет раздавая
        ровными волнами,
Тело сплотила
      кровною силой
        вольно ис-полнила

Чистая жертва
      вырвет у смерти
        жало безгласное
Сказ изначальный
      лечит лучами
        яд лживой зависти.

Гордость не примет
         Сущее Имя -
           станет безликою
Только убогих
       славит Любовью
         Радость великая.

Январь 2001


ЛУЧИСТАЯ ФОНЕТИКА


Лучистая фонетика объятья растворила
            Безчисленных ловцов ~
В обетованья радуги благие переливы
            Упрятала лицо.

А мы течём по руслу языка, и это значит ~
            Не иссякает речь
Источника со-бытий ~ бьётся вечный новобрачный,
            Под ключ точая меч.

Ноябрь 1999


Л Ю Д И !


И всё-таки мы - люди! Не толпа,
Не работяги, не мужья и жёны,
Не войско, прущее под барабан
Инструкций, конституций и законов;

Не должностные лица, не народ
В национальной гордости ослепший;
Не рыцари науки, и ядро,
И город расщеплявшие успешно;

Не профессионалы, что ценой
Любой не брезгуют, стремясь в запале
Соперника, как инвентарь немой,
Сломать за лишний балл на пьедестале;

Не тонких нервов бешеный комок,
Какой-то новой алчущий свободы.
Всего лишь люди… Выше только Бог,
Мы тварь Его, а не каприз природы.

Мы образ падший, мы в грехе равны,
Но каждый - личность в естестве нетленном.
Наш долг - не забывать своей вины;
Принять дары, что милостью даны
Во исцеление любовью от болезней.

Сентябрь 1998


* * *

Евангельское чтенье… Чуть стрекочат свечи
Благоговейно отдыхает хор
Внимает истине потупленный собор
Христос меж нами глазу не заметен

Иконы тонко источают милость
Излит любви кадильный аромат
И полагает Богородица сама
Над батюшкой покров пречистой силы

Сроднился дьякон с книгой сущей
Распахнуты врата и души
Секунды чудно затаили счёт
Всё замерло Евангелье течёт

2000



П Р И Ш Е С Т В И Е


Дом - ходуном, суета несусветная,
Носятся с ночи, толпятся, снуют;
Старцы осанну младенцу бессмертному,
Не дожидаясь обедни, поют;

Няньки пелёнки стирают охапками;
Прытко готовится праздничный стол;
Гости в передней горлатными шапками
Снег отряхают на крашеный пол,

Трут сапогами дорожки ковровые,
Кипы подарков томятся в углу;
Челядь домашняя главного повара
Веским словцом поминает в пылу, -

Всех загонял, от мала до великого,
Но и сготовил - не съесть до поста.
Будут довольны Царевич с Владыкою.
Пир на весь мир превозносят уста.

На колокольнях трезвон переливами,
Солнышко радо рождению дня,
Воздух морозный дивными силами
Грудь распирает, задором пьяня.

Люди с иконами вышли на улицу -
Радость такую внутри не сдержать,
Крестятся все, троекратно целуются,
В пляс благодатный пустилась душа.

Сколько страдали, молились с надеждою, -
Мир и порядок приидет и к нам.
Беды отныне и присно повержены!
Чинно процессия движется в храм.

В памяти надолго будет начертано,
Как ликовал каждый двор по Земле,
Славя пришествие Чистого Третьего
Духа Святаго о белом крыле.

Декабрь 1996, декабрь 1997



К Н А Ч А Л У


Обращайтесь к началу,
         пропащие чада:
Бродяги, пропойцы,
         лихие убийцы,
Калеки, изгои,
         тираны, блудницы
И все, кто отчаялся
         в снах лабиринте.
Ужели не примут?
         Ворота открыты;
Приидет подмога
         из райского сада,

Если душу свою собирая по крохам,
Насытишь сознанье Божественным страхом,
Уныние смоешь спасительным смехом,
Как должное примешь упавшее лихо
И тихо ответишь - мольбою, не криком,
Восстанешь слезою из вечного праха.
Покаянный грех на пути не помеха,
Покуда питают блаженные соки.

Лето 1998


ОТЕЧЕСТВЕННАЯ


Я врос по пояс в косогор
На вечный срок - сейчас и здесь.
А черти прут по трупам в рост,
Навстречу собственной беде
Настырно лезут, озверев,
Для наглости глотая шнапс.
А у меня осталось две
Обоймы и спеклась слюна,
И влился в тело автомат -
Твердим единым ритмом с ним
Молитву, что учила мать:
Россию… Господи… Спаси!..
И гады падают, браня
Неуязвимый белый свет.
Страна славян моя броня
И рядом с медальоном крест.
Орде народ не покорить -
Кишка тонка и дух подвёл -
А в нас вся мощь Земли горит
И веру каждый вздох творит.
Мы вольно выполнили долг

Июль 2000







В З Ы В А Ю Щ И Й


   Я зову,
       душу рву!

Бросаясь в пекло жизни,
За долг почтил вершить закон.
Фонтан кровавый брызнул, -
Я в ужасе опустошён.

Несовершенство мира
Войной исправить не смогу.
Бунтовщика помилуй -
Бревно в глазу, корни в мозгу.

   Просвети
         все пути,
   Глупости
         мне прости,

Желаний ошалелых
Под глыбами дай устоять.
Да леший с этим телом, -
Мне душу бы не потерять.

Ну где же оправданье
Мучений, горестей и бед?
Моё существованье
В отчайнье требует ответ.

    Горе нам,
        гордым псам,

В затменьи возомнившим
Центральной силой свой расчёт ~
Без благодати высшей
Я в одиночестве - ничто.

   Боже наш,
         Царь и Страж,

Твоя да будет воля
Во мне молитвенно творить;
Чтоб не пропасть в помоях,
Определи в золотари.

   Благовест
         смоет спесь.
   Тяжкий крест
         даждь нам днесь.

Опора есть отныне -
- Ты наша радость и покой.
Крепчайшая твердыня,
Прими меня, теперь я Твой!

   Я зову,
         я зову…

Январь 1998



ГИБЕЛЬ РЕНЕССАНСА


И волосы все сочтены, так нет, туда же -
Творить историю, вершить прогресс,
Природу на колени в наглом раже
Поставить, сотрясая тишь небес.

Да кто ты есть? - Оформленный комочек глины;
Сегодня царствуешь, а завтра - прах.
Пути Господни неисповедимы,
Не всё находится в твоих руках.

Гуманности золой замылив ясны очи,
Добра и зла в грехе не различить.
Плод просвещения по виду сочен,
Да вот внутри отчаянно горчит.

Ты мнишь за удовольствие влачить натужно
Желаний чрева неподъёмный скарб.
Свободой станет хвастаться неужто
Заботами обременённый раб?

Логические цепи таинство сковали,
Рациональность возведя на трон.
Но в состязаньи с истиной едва ли
Удержит первенство Пигмалион.

Или Нарцисс? Похож, похож, самоубийца.
Предпочитаешь непокорность? Что ж…
Твой выбор безнадёжен. И глумится
Змей над могилой, вытирая нож.

Осень 1999


И С П О В Е Д Ь


Болеутоляющая исповедь во храме.
Если ты пришёл сюда, то ты грехами ранен.

Ранен - не убит, ещё поправишься, вояка,
Только не раскидывайся мыслями двояко.

Вдумчиво готовь гнилые ткани к очищенью,
Верою и правдой заслужи себе прощенье.

Выдюжить поста, да знамо дело, что непросто.
А иначе канешь мимо общего погоста.

Выбор невелик, зато осознан и свободен:
Надо доказать, что ты для милости угоден.

тыдно, неудобно пред людьми - оно, конечно…
Вечные мучения без Бога разве легче?

Так смиряй гордыню к покаянию, служивый -
В этом и борьба с лихою поганию лживой.

С Божией молитвой припади к стопам Распятья,
Выдернув из сердца все лукавые заклятья.

С миром кто порвал, того есть Царствие на небе;
О душе забота, а не о насущном хлебе.

Тело успокоится и страсти оскудеют
В день, когда взойдёт звезда Полынь над Иудеей.

Декабрь 1996


* * *

Неудержима жажда счастья,
Горит антоновым огнём.
Но Бог сподобил нас причастья
Скорбеть и радоваться в Нём.

Вся жизнь - усердная работа,
Страданьея - повседневный труд
Смиряя недовольный ропот,
На благо сердце повернуть.

Не в наслаждении отрада,
Не в прихотях заблудших глаз.
Чтобы достичь покоя, надо
Свободно исполнять наказ.

Таков наш долг и в этом тайна
Пронзая вызывает стон
Неотменимо покаянный
Кто труд свой нёс, как крест желанный,-
Душевно умиротворён.

Лето 2000


* * *

В науке - грехи, а в стихах - пустяки
Плодятся, гноятся, не переведутся
Племён одинокие ветви и прутья,
Взметённые ветром слепого безумства
На огненно-славящие языки.

Раздельные гневом по лику земли,
Они о своём, задыхаясь, бормочут,
Хватая от истины рваные клочья,
Набычившись пыжатся, выпучив очи,
Напрасно ругаясь, - кто больше велик.

Толкутся без толку, наводят мостки,
Не ведая броду, кидаются c неба,
Ломая солому незрелого хлеба,
Презрев, что единое есть на потребу,
Наука - в грехи, а стихи - в пустяки.

Лето 1999


Д Р Е В О

Зерно умрёт, упорно набирая
Из праха прошлого парящий ход,
Корнями слов натруженно питая
Благое древо. Соками стихов

Струятся смолы суффиксов, приставок,
Пронизывая буквенную ткань,
Сливая части речи достославно
В могучий и величественный стан.

Глагольный ствол, кора местоимений,
Ветвистых существительных канва,
Наречий почки, междометий тени,
Шумящих прилагательных листва,

Соцветия причастий источают
Манящее поэтов волшебство.
Они летят на лепестки звучаний
И опыляют плод, не ведая того.

Пигменты интонаций выделяют
Особый восприятия окрас,
От каждой клетки индивидуально
Слагая зримый образ - личный глас.

Улавливая эйдосов лучистых
Энергию и поглощая грязь,
Гармонии творится логосинтез,
Являя органическую связь

Основы бытия и всех форм жизни,
В ней находящих сокровенный смысл.
Со-знанием венчается глубинный
Закон и милости пречистой высь.

Свободный Дух дыханию доступен,
Когда дождём нисходит благодать,
Ликует всякой твари совокупность,
Имён сорастворённых полнота!

Осень 1999






Л Е Н Ь

1.

Птиц не слышно совершенно,
Опустел богатый лес,
Оттого что хмурой лени
В нём завёлся вредный бес.

Не растут во мху грибочки,
На корню засох орех,
Скептицизм малину точит:
Мол, зачем цвести на грех?

Всё равно тебя сломают,
Всё равно тебя съедят
Или плесень вековая
Перемелет соки в яд.

Даже пробовать не стоит,
Силы тратить не резон, -
Нам ли воплотить достойно
Провидения закон?!

Пусть позволит эту роскошь
Бесполезной красоты
Тот, кто обеспечил сносно
Хоть себя от нищеты.

За существованье тяжбу
Если выдюжить сумел,
Может наслаждаться каждый
Суетой ненужных дел.

Правда, будущей весною
Не воскреснет ото сна
Ни одна травинка снова,
Что плода не принесла.
Расточающему радость
Сторицею Бог воздаст,
Только не бросай напрасно
Груз таланта, как балласт.

Хочешь - песенку проквакай
Или повесть нарисуй
Прям на склоне буерака
Бирюзою по смарагду,
Лепестки макнув в росу.


2.

Таланта вспышки огневые
Всяк смертный в жизни испытал.
Где хочет дышит Дух Всевышний,
Но ни одна ладонь пуста

Не остаётся при рожденьи.
Как сохранить среди забот
Дары святого вдохновенья
(Чудачество и баловство,

По выраженью падших духом
В обыденный уклад вещей
И поражённых злым недугом
Стяжанья гибели душе)?

Через усердие к телесным
Потребностям ветшаем мы;
Прельщает бедных поднебесный
Враг из наполненной мошны

Костьми и вонью перепрелых
Попыток обустроить быт.
И кто незыблемо сумеет,
У тех простор для ерунды,



Так безнадёжно непрактичной,
Так совершенно озорной,
Что возмущает непривычно
Теченье серости земной.

Стремленье к мукам непонятно…
Неисцелимая тоска?
Но получать привет приятно
Из радостного далека;

Развить возможности благие
И уподобиться Творцу -
Достойно, но рукой могилы
Не прикасаются к венцу.

Гордыня корень всех пороков
И средостение страстей,
Но есть ещё одна морока
У зверя злобы на людей…

Лень - тяжкая тугая мерзость,
Соблазн покоя без труда,
Зловеще вяжущее тесто,
Помоев липкая среда,

Замешанная в страхе низком:
Самостоятельность души
В поступках и усильях мысли
Всю жизнь старательно вершить,

Работой воли утверждая
Дарованную благодать.
Не переделать мирозданья,
Но можно душу воссоздать!

Предвидя подвиг битвы кроткий,
Боимся схваток родовых
И изуродованной плотью
Мы платим с каждой головы.


Иной нас долг связует с миром -
Обязанность творить в любви
И жертвой оправдать ту милость,
Что Бог рабам Своим явил.

Осень 2000



ТРОПОНЬКА


Тропоньку новую
С трепетом пробую:
Больно извилиста,
Мглисто-обрывиста,
Рьяно-строптивая,
Для терпеливого,
Манит победою,
Подвига требует.

В гору карабкаюсь
Цепкими пятками,
То под откос иду.
Рыжая с проседью
Глина былинная,
Тесная, сильная,
Тянет утробою.
Серый воробышек
Рядышком топает,
Пёрышком хлопает,
Гномик безропотный.

Бурею помыслов
Трубное воинство
Дует по просеке,
Бойко торопится.
Я же, неторенный
Путь, неоформленный
Выбрал, играючи,
Солнечным зайчиком
Весело сманенный
К лесу бескрайнему,
Знанию тайному.


Скромную трапезу
Справлю внимательно ~
Причтом молитвенным
И тропарём святым
Дух укрепляется, Благословляется
Двинуться далее
С пением ангельским.

Июнь 1999










К У Л И Ч


Прыжок в колодец знака. Ожиданье
Вневременного вещества идей.
Если там пусто, разобьюсь в молчаньи…
Но нет, плыву в кристальной чистоте.

Вода. Ни выражения, ни вкуса.
Плескаюсь в терминах. Прозрачный страх
Царапнул сердце. Красная медуза
Расходится, темнеет на глазах.

Субстанция заметно изменилась:
Брожение, акцентов кутерьма.
Глотнул - и обожгло, и осенило:
Вино, тончайших истин аромат.

Не захлебнуться б. В опьяненьи смыслом
Вальяжно спит морфемы глубина.
Среда свернулась, образ уплотнился;
Волокна знания, прозрений семена.

Скорее - зёрна! Тёртые понятья,
Остатки плода. Жёсткие на зуб.
Но холодно и всё трудней подняться
Над кромкой киселя. Озноб в мозгу.

Кругом уже не жидкость: застывает
Аморфное семантики желе.
Я скован, словно камушек в оправе;
Личинка в ярком жирном янтаре.

Как выбраться? Синтагму рву кусками.
Она противится и давит грудь,
Белеет, липнет к пальцам, не пускает.
Я вязну в одеяньи мягких пут.



Сомкнулась тесная густая масса,
Лишь выступает сверху голова.
И жар течёт волнительно и властно,
Мифические вея кружева.

Температура хлещет и печалью
Немыслимое пекло льёт в гортань,
Выпаривает зло. Я отключаюсь.
Твердеет корка, лопается ткань.

. . . . . . . . . . . .

Очнулся. Сдобная пустыня факта
Под ровною глазуревой фатой
Покойно нежится, вдыхая сладко
Плерому очевидности простой.

Ладони чьи-то ладные в мозолях
Торжественно берут готовый дар
Из формы Слова ~ чтя благую волю,
Смиренная выводит доброта

Наш Символ. Освящение. Осанна!
Поют Создателю хвалу и честь.
Потом съедят... Но жертва так желанна!
И радостно, что стала частью Храма
Моя изюминка в соборном куличе.

На Пасху 1999



* * *

В краю далёком, где витает Дух,
Не опираясь о земные сваи,
Я утешение душе найду,
На Господа в молитве уповая.

Когда покину пасмурную хлябь,
Пленённую падением и тленом,
Благую связь, Владыка, не ослабь,
Даруй припасть к истоку умиленно.

Созижди сердце новое во мне,
Омытое страданием от скверны.
В раю, я знаю, нераспятых нет, -
Свою вину в смирении приемлю.

Соприкасаясь праведным плодам
Исполненной Любви в луче Глагола,
Я насыщаю веденьем года,
Прожитые во мраке произвола.

Иное тело обретает вид
И теплоту по милости великой.
Теперь осталось только уловить
Последний знак Отеческого Лика.

Январь 1999







С К О Р Б Н Ы Й П У Т Ь

            Моей маме посвящается

Скорбный путь, без лени и покоя,
Скорбный путь не отклоняй рукою.
Скорбный путь - всем грешным во спасенье,
Страшный Суд - ворота Воскресенья.

Скорбный путь гонений и насмешек.
Через них лукавый ищет бреши
В крепостях смирения и веры ~
Божий страх заступником у двери.

Тяжкий труд, гордыню сокрушая,
Каждый шаг слезами орошая,
Претерпеть соблазны и напасти.
Тяжкий труд - не предаваться страсти.

Благодать прощения обиды
Тяжела и непомерна с виду, -
Не поднять, не преклонив колени,
Обуздав мятежный дух сомнений.

Тяжкий труд болезнями страдая,
За других сердечко изнуряя…
Подвиг наш - безропотно и тихо
Выносить все горести и лихо.

Скорбный путь: под ношею согбенным
Доползти к надежде упоенной;
За чертой, где чувства удалятся, -
Страшный Суд! Не унывайте, братцы!

Царствие - рыдавшим безутешно;
Радости - от боли поседевшим.
Исцелит печали на том свете
Скорбный путь - святая добродетель.

3 - 7 января 1997


И С Т И Н А


Я в истине слышу исторгнутый стон
И посвист лихой у разрушенных стен,
И простенький ситец, и синий сатин,
Истомой охваченный девичий стан;

Сквозь тину пробившийся свет естества,
Молитвенно-искренний чистый экстаз,
Гостинцы благие Иисуса Христа
Для всех источают святые слова;

Тростинка просительно тянется петь,
Изысканной кисти таинственный взмах,
Соблазнами стиснутый праведный путь,
Сыновней любовью исполненный страх.

Пластичная глина из плена оков
Десницей Спасителя станет легко,
Мистический вестник приносит покой
И ныне и присно, во веки веков.

Античная вечность, латинское вера,
Британская правда и русское есть!
Земное остынет, иное повеет, -
Постигнута искра, частица небес!

1998


Г У С Л И Н Е Б А


Гусли неба на еловых лапах
Раскидали чудно бисер нот.
Тронешь чуть, и серебристых капель
Перебор былинный упадет.

Звонкий, плавный пеленает душу
И, витая, светится во мхах.
Голос хвойный запевает - слушай
Вольный сказ о праведных местах.

Где полны поля насущным златом,
Тяжелы, как баба на сносях;
Где, собрав дары, не судят братья,
Кто милее в Царственных очах.

Где младенцы тихи и послушны,
Мудры и степенны старики;
Богу и семье супруги служат,
А потом уже властям мирским.

Где веселие под куполами,
Точно как за праздничным столом.
А в лампадке теплится ночами
То же пламя, что в печурке днем.

На соборе чинно благородно
Правит и артельно трудится народ;
В храме, дома и на хороводе
Сам слагает песни и поет.

Далеко ли близко та сторонка -
Каждый знает только про себя.
Льётся с неба голосочек звонкий,
Правду Божью красотой кропя.

Лето 2001





С Л О В О

                 Искони бе Слово…
                 И Слово бе Бог.
                     Иоанн 1,1

Язык безволен, но молвит Слово
С разумной целью, для совершенства
Нам предлагая в подарок блага:
Свободу веры, любви и гнева,
Себя как тайну самосознанья
И всеединства, но в разном чине
В соотношеньи с предназначеньем ~
Добром умело творится Тело
Не только внешне, предельно нежно ~
Ведя исконно по власть закона
В живую книгу Господним игом ~
По правде вящей укажет части
Глубинной сути нащупать узы,
Стать в нужном месте, чтобы воскреснуть,
Не в одиночку, а цельной строчкой,
Главою полной ~
                       Во царстве долга
Борьба умолкнет,
И свет горячий несёт порядок,
Святою Кровью связуя Слово.

Февраль 2000


НАРОД БОГОНОСЕЦ


Сцепив мозоли узловатых пальцев
И троекратно лоб перекрестив,
Крестьянские сердца заступника-страдальца
Приняли на себя распятые пути.

Прижал к земле их тяжелейший крест -
                                                                    Россия
Прежде чем в небо вечно вознести.
Взять зрак раба сподобился Мессия,
Чтоб преступленье воли искупить.

12 декабря 2000


К началy