Александр Балтин


Скачать стихотворения

КРЕСТ
Жирный воздух,чрезвычайно плотный.
Меж домами - скорбная тропа.
Истекая страстностью животной,
пахнет потом пёстрая толпа.

Во дворце,роскошном и помпезном,
римский прокуратор пьёт вино.
Он казался всем вокруг железным,
но изводит совесть всё равно.

...капли пота.капли крови быстро
скатывались в капсулы в пыли.
До горы желтеющей - не близко.
Вон,мерцая.выросла вдали.

Город серо-чёрный и зелёный
остаётся позади сейчас.
Мир,сплошной жарою воспалённый,
будто ей же выдавлен из глаз.

Будто - ничего не остаётся,
кроме силы смерти.Ничего.
Будто всё спалит сегодня солнце,
серый пепел справит торжество.

Но крестом открыта перспектива,
рвётся к небу средний,стержневой.
Он сияет ярко,некрасиво -
силою сакрально-неземной.

Он в себя вбирает всё на свете,
чтобы дать иную высоту, -
чтоб все были радостны как дети,
и отвергли грех и суету.


* * *
Иов теперь узнал десницу силы,
мощь Божьей мышцы ранее не знал.
Иов не верит в торжество могилы,
хоть нищ,и поражён сейчас,и мал.

Руда золотоносная терпенья!
И будет возвращён ему простор,
в котором свет мечты,растут деревья,
играют дети,радость полнит взор!


ЯСЛИ
Серыми пещеры были стены
Изнутри, снаружи чернота -
Чернота кружила несомненно
Ангельскими образами та.
Но зрачок наш не устроен, чтобы
Видеть лёгкий очерк высших крыл.
Ясли - это отрицанье гроба.
Что Иосиф там, в углу накрыл?
(Во дворе спилили старый тополь,
в Африке разбился самолёт -
сумму всех событий - их не много ль? -
круг единый глубиной вберёт.)
Ясли…А волхвы идут откуда?
Караван, верблюды и ослы.
Сколь возможно осознанье чуда,
Коль реально всё - тюки, мослы?
Ярок свет, идущий от пещеры.
Ясли света обещают нам
Измененье центра силы, меры
Восприятья. Обещают храм.


ГЕФСИМАНСКИЙ САД

Ночь сошла духовной духотою.
Сад столь тяжело благоухал,
Что как будто смертною средою
На мгновенье бытия предстал.
И Христа молитва пламенела
Нитями незримого огня.
А учеников сморило. Тело
Слабовато. Утомленье дня.
А Христос молился…даже камни
Тут слезами изойти должны
От густейшей, тяжкой, стародавней,
Общечеловеческой вины.
Факела потом потьму разъяли,
И Иуда с римлянами шел.
Небеса, безмолвствуя, вбирали
Смрадного предательства глагол.
И Петра Иисус остановивши,
Молвил: Я сойду во гроб, и я
Из него восстану силой высшей,
Славой высшей - инобытия.
И ко мне на суд пойдут столетья
И все люди в надлежащий час. -
Ибо я не буду безответен
К сердцу сердца каждого из вас.


НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ

Нагорной проповеди свет
Мы за века не ощутили.
Иль человечества портрет
Грехи чрезмерно исказили?

Словесной тканью Иисус
Представил то, чем будем живы.
Подставить щёку я боюсь -
Да и мои соседи лживы!

Пестрея, слушает толпа,
И ничего не понимает.
Мол, всякому своя тропа,
Иначе просто не бывает.

О мудрой общности всего
Тут речь - едины все на свете.

Не понимая ничего,
Стоят улыбчивые дети -
Они со взрослыми стоят.
Христово слово их ласкает.

Порой на вещи детский взгляд
Единственное, что спасает.


СРЕТЕНЬЕ
И луч просиял сокровенно
Над матерью и стариком -
Младенца вот так несомненно
Приветствовал он, невесом.

И сила небес воплощалась
В рождённом - и нежной была,
И в ней совмещались и жалость
И строгость. И сила - светла.

Старик, измождённый годами,
Младенца воспринял из рук
Марии. И глухо рыданья
В себе подавил - образ мук

Он видел - и видел величье,
И кротость, и сумму чудес.
( В лице старика нечто птичье,
а храм - он огромен, как лес.)

Старик, находившийся в храме
Всё время, - дождался: сбылось
Пророчество. Страшно руками
Касаться грядущего. Ось

Менялась реальности ныне.
Луч тонко и точно сиял,
Поскольку он шёл от твердыни,
Какую никто не познал.

И сонно сопевший младенец,
Рождённый в спасение нам,
Белея лицом будто месяц,
Был узнан. Величествен храм.

В нём числа и код алфавита,
Он сам - мироздания часть.
(нам данное - нами забыто,
над нами - треклятая власть.)

Старик уходил, и у двери
Он стал, задержавшись на миг,
Грядущее видя, и веря,
Что правду свершенья постиг.


* * *

Перелагать Евангелье стихами?
Сама поэзия Евангельская весть.
Рождение в пещере, что волхвами
Чуть позже почтено. Не перечесть
Ещё попозже пастухов идущих.
В Египет бегство. И Крещенье во
Реке, вода из образов дающих.
И проповедь, и Слова торжество.
И притчи - чьё звучанье всеобъёмно.
И мелкая предательства трава.
И Вечеря, нам даденная словно
Завет - нам понимающим едва.
Распятье - корневая сила смысла.
Иисуса кровь, смывающая темь.
Мы мало поняли. И наши числа
Лишь настоящей жизни тень.


ЛИЦО МОЛИТВЫ
Лицо молитвы осветляет
Твой день, когда духовный пир
Депрессия собой меняет,
И ощущаешь - как ты сир.

Молитвы доброе лученье
В тонах небесно-золотых!
Тот свет даётся в постиженье
Сложнейших знаков ключевых.

Тот свет - и уходя в потёмки
Вступаем в сокровенный день.
И жизни познаём истоки
Вне суеты и серых дел.

ЧЕТЫРЕ САДА
Четыре сада духа нам
Даны в оттенках восприятья -
Чтоб не попали в сферу ям,
Любви откроются объятья.

Насквозь мистичен Иоанн,
Три прочих сада ближе сердцу
Телесному - в нём океан
Созвучий светлых, ибо сферу

Души оно включает, но
Сад Иоанна вне телесных,
В которых проступает дно -
Понятий, всем вообще известных.

Четыре сада…и один…
У нас замшели камни мысли.
Но наш небесный Господин
Покуда терпит наши числа.

ПРАВДА АВГУСТИНА
Жизнь запредельностью звучала.
Вот к Богу шаровой порыв.
А если глянуть на начало -
Та жизнь не имеет перспектив.

Жизнь, созидаемая мерно,
Как дом или роскошный сад.
Дорога, даденная верно,
Едва ли требует наград.

Познанье времени и Бога
Познанье…Разные пути.
Но ведь для всех одна дорога!
Как можем по другим идти?
И рвался Августин, страдая,
Покуда свет не воссиял,
Чья гармоничность золотая
Докажет - мир телесный мал.

* * *
Сквозь мистический сад Иоанна
Жизнь телесная сколь нам видна?
Золотистого света поляна,
Голубиного света волна.

Изменений не много ли в мире?
Все они в матерьяльность ушли.
Неумение видеть пошире
Нас изводит в пределах земли.

Слово, давшее жизнь и реальность,
Разменяв на слова, мы живём
Смертью мёртвых - такая банальность.
За прямую приемлем излом.
И грозящую нам инфернальность
Позабывши, свет правды жуём.

* * *
Яма…ну а будто яшма.
Трудится старик Лука.
За победу что не дашь, но
Так победа далека.

Вот Христос, он с ними рядом.
С жизнью строить диалог?
Или вновь под смертным взглядом
Замер человек, убог?

Своеродные картины
Дышащего бытия.
Для отчаянья причины
Снова видим ты и я.
А небесные кармины
Соберёт душа моя.

* * *
Замшели мысли на земле,
Речь истины мы исказили.
Всё время роемся в золе,
Считая золотыми были.

Трава, леса, вода…а вдруг
Рекут не менее Матфея?
Предполагаешь, холодея,
Включённый в общий жизни круг?

Но с сердца надобно сколоть -
Ужели? - каменную плоть,
Чтобы душой, какая в сердце
Коснуться истинной воды,
Её испить - и от беды
Уйти - совсем не отвертеться.

* * *
Марк - свод сиятельных высот,
Ответствующий общей гамме
Того, чтоб мы не гибли в яме
Своих страстей, своих щедрот.

Марк - малахитовый отлив
Волны, и мох зеленоватый.
…а к точке подойдёшь когда ты,
Сколь страшен рокот перспектив?

Ты - а не Марк, ты - человек,
Что долго длящийся четверг
Готов проклясть - не понимаешь
Значенья своеродных слов,
Идущих силою основ,
Чей свет в быту всегда теряешь.


ПОКЛОНЕНИЕ ВОЛХВОВ

Пышны волхвов одежды и пестры.
Текли лучами караваны эти,
Чтоб у пещеры в новом ярком свете
Соединиться. Вдалеке костры.

Сед Мельхиор, чернобород Гаспар.
А у пещеры оробели. - Что же, -
Промолвил Балтазар, - я очень стар,
И медлить с поклонением негоже.

В пещере ослик был и серый вол.
Младенец мира - на руках Марии.
И свет вокруг него, тот ореол,
Что обещает дали золотые.

Да, золотые, золото земли
Померкнет перед ним - зола по сути.
Волхвы с дарами. И костры вдали.
И очищается земля от мути.

ПОКЛОНЕНИЕ ПАСТУХОВ

Розовое золото костров
Ночью пастухам весьма привычно.
Ночь сегодня от иных отлична -
Сочетаньем шаровых миров.

Пастухи. Собаки. Даже снег -
Реет снег - что ангельские крылья.
Чтобы явь изведать, человек
Должен сердцем приложить усилья -

Чтобы явь познать до глубины,
До основы жильной. Караваны.
Кони и верблюды.
Ну а грани
Данности порою не ясны.

-Что ж, пойдёмте, коль идут цари! -
Пастухи решают…Жажда чуда
В душах человеческих откуда?
Лает пёс. Далёко до зари.

Пастухи идут, и длится ночь.
Сердце мира ночь преобразует.
Тропы пастухов - лучи точь-в-точь
Света, что единством существует.

* * *

Он вышел на берег страны Гадаринской.
Легла Галилея вдали за спиной.
Духовная ноша была исполинской.
Шагали апостолы пёстрой толпой.

Тряся бородой, бесноватый убогий
Упал пред Иисусом и громко кричал.
Он жил во гробах, и не ведал дороги,
Ведущей ко свету, был жалок и мал.

И слово Христа изменило реальность,
И в стадо свиней дух нечистый вошёл.
Свет - сила любви! Отступи, инфернальность,
Познав сокровенный Иисуса глагол.

Свет, даденный словом, изменит пространство.
Здоров одержимый. Вокруг тишина.
Когда осознаем любовь как богатство
Всё станет прекрасным - дела, времена…

ОЧЕВИДЕЦ РАСПЯТИЯ

Странствуя по выжженным дорогам,
Видел он большие города.
Говорил желающим о многом
Иногда.

Как вели по городу и крёстный
Путь сгибал - уже видна гора.
Серая, казалась малорослой.
И царила адская жара.

Как тела избитые желтели,
Среднее - отлично от других.
Римляне стояли и потели.
Знойный мир был совершенно тих.

Двое по бокам - разбоем жили.
Средний же увенчан был венцом.
Не понять, за что казнили.
Небо просто плавилось огнём.

Среднего Царём именовали.
Точно крест был колос, тело - злак.

Очевидец помнил все детали,
Чётко повествуя что да как.


АЛТАРИ

Клин журавлиный - а не боевой -
Вливается в осеннее свеченье.
Алтарь сияет надо всей землёй,
Объединив все знаки и знаменья.

В один алтарь свести все алтари!
Замешан густо нашей жизнью воздух.
За радость и за дух событий грозных
Дугою небеса благодари.

Поруганный алтарь - бессильный храм.
И человек реальностью размолот -
Тупыми жерновами жалких драм.
И сходятся в сраженье труд и голод.

Янтарно светит сердце алтаря,
Незримого в густотах тёплой жизни, -
И светописи той благодаря
В духовной будем некогда отчизне.


СОБОР ВАСИЛИЯ БЛАЖЕННОГО

Райский пышноцветный сад,
Клети низкие внутри.
Каждый - осознай свой ад,
Созерцая свет зари.

Главы! Красный яркий цвет
Совмещает с синевой
Буйнорадостный сюжет
Жизни, сладкой и цветной.

Звёзды золотом горят,
Разномастны купола.
А глубины укорят
За банальные дела.

Вот противоречье! Нам
Как его преодолеть?
Ведь уводит к небесам
Наши души только смерть.


* * *

Мёртвым хорошо, спокойно.
По воде идёт Христос.
Сколь моя душа достойна
Чудо воспринять? Таков вопрос.
По воде идёт Христос. И живы
Те, кто видят. И вода кипит.
Вера осветляет перспективы,
Души золотит.
Мёртвым быть, наверно, грустно.
По воде идёт Христос.
Я молюсь. На сердце пусто.
Ждал когда-то ярких роз.


Александр Балтин - член Союза писателей Москвы, автор 17-ти
поэтических книг, свыше 140 публикаций в 59 изданиях России,
Украины, Италии, США, лауреат международных поэтических конкурсов,
стихи переведены на итальянский язык.



К началy