Александр Бывшев

СЛУЧАЙ В ПУТИ.
Неустанных колёс мерный гул
Убаюкал меня понемногу.
Я, к стеклу прислонившись, примгнул
И увидел большую дорогу.
В отдаленье стоял человек,
И звучал голос хрипло и глухо:
"Рознь посеял бездушный наш век.
Мы ушли кто куда друг от друга."
Слёзы гасли в его бороде.
Старец звал, руки к небу вздевая:
"Люди русские, братья, вы где?.."
А в ответ – тишина гробовая.
Я, очнувшись, тряхнул головой.
Сердце громко стучало в тревоге.
Пригляделся: то столб верстовой
Одиноко стоял у дороги.


ПРОЗРЕНИЕ.
Где ты, русский богатырь, скажи?..
Сжалось сердце от тревог и боли.
А вокруг - ни звука, ни души.
Я один остался в чистом поле.
И казалось - нету больше сил,
Побеждает зло на белом свете.
Я уж было руки опустил,
Но в лицо мне вдруг ударил ветер.
С глаз незримо спала пелена.
Новый свет зажегся на Востоке.
Распрямились плечи и спина.
И земли меня пронзили токи.
Я коснулся троеперстьем лба.
Плыли тучи с Запада, чернея...
Нет, еще не кончена борьба.
Мы еще посмотрим, кто сильнее.


РУССКИЙ.
Душа вся - нараспашку.
Вождь на груди анфас.
Последнюю рубашку
Он ближнему отдаст.
Коль чужеземец спросит,
Тот молвит: "Вот чудак!
Пусть на здоровье носят.
А мне сойдёт и так..."


ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ТРЯПКИНА.


Лечусь простором русским.
Врачуют здесь меня
И крики трясогузки,
И трели соловья.
Когда сердечку лихо,
Спасает эта синь,
Медовая гречиха
И горькая полынь.
Мне ива гладит плечи
И "здравствуй!" шепчет клён...
Ну вот и стало легче.
Я снова исцелён.

РУССКОЕ.

Скрестятся когда-нибудь наши пути,
Измучась от междоусобиц.
Как душу,я дверь распахну: "Заходи!
Ну здравствуй,родной незнакомец!"
И станут глаза излучать добрый свет.
Обнимемся - взрослые дети,
Как будто друг друга мы тысячу лет
До этого знали на свете...
И каждый почувствует брата плечо.
В тиши постоим на пороге.
И будут нам вёрсты уже нипочём
На русской тернистой дороге.

ОРЕХ.


Зияют дыры и прорехи.
Велик урон.
Нам достаётся на орехи
Со всех сторон.
Разделать вороги мечтали
Русь под орех.
Устал народ от тех баталий.
Сто грамм - не грех.
Усмешка на лице у Вани:
"Эй,тише там!
Орешек наш вам,басурмане,
Не по зубам..."
Сожмёт кулак свой молодецкий
Разок-другой.
Глядь: уж орех расстался грецкий
Со скорлупой.

РУССКИЙ БОГАТЫРЬ.

В чистом поле прям и грозен
Против всех врагов один
Столько зим стоял и вёсен
Русский чудо-исполин.
Вдоволь с мразью наборолся
И устал от ратных дел.
Мёртвый сон великоросса
Незаметно одолел.
Радуются чужеродцы,
Обнажая свой оскал:
"Нет,он больше не проснётся.
Всё,Иван,наш час настал!"
Но горят в надежде свечи...
Время движется вперёд.
И кромешный мрак не вечен. -
Новый день уже грядёт.
Из-за тучи выйдет солнце,
Свет польётся во всю ширь.
И от морока очнётся
Наш былинный богатырь.
Молвит он: "Вот чудо,братцы!
Целый век проспал,кажись.
Эх,я силушки набрался.
Ну теперь,злодей,держись!"

ДЕРЕВЕНСКОЕ.

Я,шатаясь,стою у плетня,
Оглушён первачом и простором.
И деревня глядит на меня
В тишине с материнским укором.
Вдруг я слышу: "Эх,сукин ты сын,
Докатился! Креста нету что ли?
Так и будешь лакать до седин?
Вон - годами не пахано поле.
Змий зелёный тебя одолел,
А ведь был ты работник на славу.
На земле,Бог ты мой,сколько дел!
Брось к чертям ты всю эту отраву..."
Ничего не скажу я в ответ.
Лишь по-детски вздохну виновато.
Нет желаний и сил больше нет.
Ничему уже сердце не радо.
Навалилась великая лень.
Напоследок - ещё четвертинку...
И качается пьяный плетень
С горько плачущей тенью в обнимку.

В БЕРЁЗОВОЙ ПОСАДКЕ.

Сюда иду я от житейской прозы.
Душа полна покоя и любви.
Меня в лицо здесь знают все берёзы.
"Ну здравствуйте,невестушки мои!"
В листве зелёной и небесной сини
Теряется мой повлажневший взор.
С красавицами стройными своими
Готов вести часами разговор.
Не омрачат меня дурные вести.
Я глажу кожу белую стволов...
Так хорошо здесь помолчать нам вместе -
Друг друга понимаем мы без слов.

Х Х Х

Иду в леса неспешными шагами,
Устав от пустословья и молвы,
Чтобы забыться в этом птичьем гаме
И раствориться в шелесте листвы.
Здесь каждая былиночка мне рада,
Поведает про свой зелёный рай.
И большего душе уже не надо.
Лишь слушай всё и сердцем замирай...

Х Х Х

Стою у старенькой избы,
Где дух столетий бродит.
Из покосившейся трубы,
Клубясь,тепло исходит.
Нет,рано нам за упокой
Жечь по Державе свечки,
Пока ещё горит огонь
В заветной русской печке.
Глотая запах от берёз,
Молчанья не нарушу...
И дым Отечества до слёз 
Мне пробирает душу .

СЛЕПОЙ.

Слепому показалось, что он видит,
Как яркий свет одолевает тьму.
"Нет, не надейся -ничего не выйдет!" -
Жестоко кто-то бросил вслед ему.
И день погас. Но вера остается.
Глядят c любовью лики-образа...
А по ночам он ясно видел солнце,
Закрыв огнем сожженные глаза.

РУССКОЕ СЕРДЦЕ.

Принимаю я боль в каждом вдохе,
Всё мучительней зла остриё...
И вся жуть нашей мерзкой эпохи
Метит в слабое сердце моё.
Не избавиться мне от кошмара.
Но как ни было б хрупко оно -
До последнего биться удара
Здесь за правду ему суждено.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ.

Как замершие часовые,
Стоят, маяча впереди,
Столбы России верстовые
На страже крестного пути.
В глазах темнеет от мельканий:
Огни, колёса, тень гонца —
Всё скроется за далью дальней.
Дороге русской нет конца.
И нет вовек предела грусти,
Что горло перехватит вдруг,
Когда ты растревожен Русью
И мыслей полон, а вокруг
Нет ни души — лишь пыль да поле.
А над тобою россыпь звёзд...
И всё — на полшага от боли.
И так недалеко до слёз.

ПРИТЧА.

Иван, не помнящий родства,
Покинул отчий дом,
Махнув рукой: "Всё – трын-трава!
Гори здесь всё огнем!.."
Побрел куда глаза глядят
От горестей и бед.
Когда он бросил взор назад,
Руси пропал и след.
Палило солнце. Шли дожди.
И дни сменяли дни.
Однажды видит: впереди
Какие-то огни.
Сквозь все сгущавшийся туман
Манящий свет мигал.
Тянулись кочки, а Иван
Упрямо вдаль шагал.
И думал: "Наконец-то я
У новых берегов..."
Вдруг из-под ног ушла земля.
И только пару слов
Успел он крикнуть в белый свет:
"О Боже, помоги!.."
И быстро разошлись в ответ
Над грешником круги.

СВЕЧА.

В кромешной тьме мерцает огонёк,
И сердце от тревоги замирает.
Всё тоньше и короче фитилёк.
Последняя надежда догорает.
В углу чернеет чей-то скорбный лик.
Как быстро из неё уходит сила.
Но вот свеча вдруг вспыхнула на миг
И всё вокруг собою озарила.
И потянулась пепельная нить -
Недолго дыма длилось воскуренье.
А всё-таки ей стоило светить,
Чтоб этот мрак прогнать хоть на мгновенье.

ХОДОКИ.

И пошли они, ветром гонимы,
Правды в мире опять не найдя,
Мимо чьих-то хоромин и мимо
Развалюх под рыданье дождя.
Тяжелели от влаги котомки,
И с растущей досадой в груди
Бунтаря Емельяна потомки
Молвили: «Ничего, погоди!..»
А уж молнии вволю гуляли,
Словно резвые розги господ.
И казалось внизу среди хляби,
Что вот-вот упадет небосвод.
Ходоки, брови взмокшие хмуря,
Вдаль брели, а один весь в грязи
Бородач повторял: «Будет буря!
Ох и даст, гром меня разрази!..»

БЕРЁЗОВАЯ РОЩА.

О чем грустишь, березовая роща?
Какая дума тяготит твой ум?
Гляжу на свет сквозь крон цветущих толщу
И в твой зеленый вслушиваюсь шум.
Встревожено ты шелестишь листвою,
Спеша всю душу мне открыть опять.
И я качаю тоже головою,
Не в силах мысли горькие унять.
Здесь на Руси печалям нет предела...
Давай в тиши, родная, постоим.
А всё, о чем поведать ты хотела,
Пойму и так я по слезам твоим.

НА ЧУЖБИНЕ.

Париж. Закат. И нет ответа.
Вот и последняя черта –
Стальное дуло пистолета
Уставилось в отверстье рта.
Лежала краткая записка.
(На дате дрогнула рука...),
А Родина была так близко
И так безумно далека.

СОВРЕМЕННАЯ СКАЗКА.

Поманила дорога-змея
Парня сельского в сказку-столицу.
Променял он родные края
На неоновую небылицу.
Мишурой повстречала Москва
И с усмешкою бросила Ване:
"Никакого тебе волшебства –
Были б только купюры в кармане".
Поглядел тот с разинутым ртом
И решил: "Вот оно – под рукою.
Сколько разных соблазнов кругом..."
И с тех пор он лишился покоя.
Лихо кружит его "кадиллак"
И ныряет в машинные реки –
Оказался повенчан дурак
Со "змеей кольцевою" навеки.

Х Х Х

Солнце плавало в купели,
Тек ручей, капели пели,
Птиц заливистая трель,
Как волшебная свирель,
На округу всю звенела.
Кошка бок на солнце грела,
Дети бегали гурьбой,
Шла старушка за водой.
Древний дед глядел куда-то
Грустно и подслеповато.
Даль. Небес голубизна...
Сорок первый год. Весна.

ОТВЕРЖЕННЫЕ.

Неусыпная боль, алкоголь...
Медный грошик к ногам звонко скачет.
Вдоволь горя хлебнув, только голь
Перекатная знает, что значит
Эту чашу испить, когда путь
Лишь один – выйти с кружкой на паперть.
И не страшно рукою махнуть
И на жизни своей крест поставить.

НОЧНОЕ.

Звёзд полночное крошево.
Млечный путь весь в пыли...
Свет далекого прошлого
Долетел до Земли,
Где простой смертный мается
И живёт одним днем.
До сих пор здесь решается
Златом всё и огнём.
Из глубин мироздания
Мрак взирает в окно.
Мир застыл в ожидании.
Будущее темно...

КУКУШКА.

В дебрях прячется избушка.
За окошком меркнет свет.
Не скупись, и мне, кукушка,
Нагадай побольше лет!
Год за годом в крае отчем
Не стихает воронье.
Ты кукуй, кукуй – а, впрочем,
Я и так пожил свое.
Сколько кровью обливалось
Сердце бедное в ночи...
Что ты так раскуковалась?
Ладно, хватит, помолчи!..

Х Х Х

Окрашены небесной синью
Верхушки стареньких осин...
С тревогой вечной за Россию
Средь росных трав стою один.
И в эту даль гляжу до боли.
Ищу ответ на свой вопрос.
Полынью горькой пахнет поле.
И всё вокруг дрожит от слез...
За светом тьма идет по следу.
И сколько небо ни проси,
Покоя не было и нету
На неприкаянной Руси.

В КОЛЕСЕ.

Мы круглый год всё по делам
Спешим. Мелькают лица.
Земля вращается,и нам
Приходится крутиться.
Забот докучных полон рот.
Часов бегущих стрелки
В такой нас взяли оборот -
Куда там этой белке!

ХРАМЫ РОССИИ.

Нас в такие бросает изломы...
Плачет свечка: "Спаси их, спаси!"
Куполов золотые шеломы
Век за веком встают на Руси.
Над просторами полный тревоги
Колокольный разносится звон.
Как пред Господом все мы убоги!
Зло нас пробует с разных сторон.
Одолеть как непросто Мамону.
И с печалью о каждой душе
Стойко держат они оборону
На последнем своем рубеже.

РУССКИЙ ХРАМ.

Иду вдоль этих древних стен.
Года вмурованы в столетья...
О нет, не всё на свете тлен -
Есть в мире место для бессмертья.
Взмывают в небо купола -
И слева слышен звон, и справа...
Не говорите - Русь была
И что её вся в прошлом слава.
Средь канувших эпох и драм
Людская жизнь сродни мгновенью.
Но нашей веры светлый храм
Стоит в веках назло забвенью.
Народы разные, пыля,
Шагают по своим дорогам...
А Русь, пока стоит земля,
За всех заступница пред Богом.


Александр Бывшев,Орловская область,пос.Кромы.






К началy