Олет Чертов
страничка про О.Чертова


ПАСХАЛЬНОЕ

Мы приближаем День Господень,
Когда нас побеждает плоть,
И пусть от Господа уходим -
Не оставляет нас Господь.

И после зимнего мытарства
Грехопадений и невзгод
Он покаянное лекарство
В пасхальной ложке нам дает

Христос, сидящий одесную!
Молитве горестной внемли.
Замкни петлю мою земную
И душу отпусти с Земли.

Молчит… Но что-то озарилось
В забытом темном уголке:
Я болен. Детство. Мать склонилась,
И - ложка с каплями в руке.

1985 г.

* * *

С улыбкой просыпается творенье,
Часы заговорили на столе.
И поутру почувствуешь острее
Сиротство пребыванья на земле.

Толкнешь рукой незапертую дверцу,
Вдохнешь с надеждой предрассветный дым
И поспешишь к разбуженному лесу
Для разговора с Господом своим.

К исходу дня земная боль утихнет
До времени, как уголья в золе…
А поутру опять тебя настигнет
Сиротство пребыванья на земле.

1983 г.

* * *

В дожде бездомна и смиренна
Моя душа,
Боль оставляет постепенно
И не спеша.

Стекают капли, соль смывая
С холодных губ.
Стекает горечь годовая
По стенам вглубь.

В обрывках траурного крепа
Мой дольний дом.
Душа робеет, будто древо
Пред топором.

Но тихий ангел раскрывает
Свои крыла;
Боль замирает, замирает…
И - замерла.

1985 г.

* * *

Бегу по кругу бытия,
Мечусь, как на углях.
Привычно делает Судья
Пометки на полях.

Все напоследок уяснит,
Но не спешит карать.
Сшивает судебная нить
Судебную тетрадь.

Как мы бездарны и слепы
Без Божьего крыла...
И чем короче нить судьбы -
Тем яростней игла!

1985 г.

* * *

Господь устал. Слабеет форма.
До срока пожелтел листок.
Непримиримо и упорно
Гудит бесформия поток.

До сатанинского обличья
Страна моя искажена,
И лжеевангельская притча
По Черной книге прочтена.

А в храме Господа - потемки,
Пред алтарем свеча горит...
И поднят серп, и вход разомкнут,
И Апокалипсис - раскрыт.

1987 г.


* * *

Лежу на дне сырого склепа,
Еще живой.
Гудит захлопнутое небо
Над головой.

Как проявляется жестоко
Земная власть:
Душа летит к престолу Бога,
Чтоб вновь упасть.

Не тьма - а антитеза света,
Не воздух - смрад.
Господь молчит. Наверно, это -
Тот самый ад.

Господь молчит. Наверно, тоже
Устал терпеть.
Уж лучше б жгла земную кожу
Земная плеть.

Уж лучше б высеял мукою
Меня меж плит…
Так нет - прикрыл глаза рукою
И - не глядит!

1986 г.

* * *

Мерцают троичные лики
В неопалимой купине.
Все чаще плачет ангел тихий,
Отцом прикованный ко мне.

Косит в ночи недобрым глазом
Зодиакальный чародей.
Вотще сгорает бедный разум
Среди небожеских затей.

Презренный пыл и труд напрасный -
Непрочен замок на песке.
Лишь бес хохочет громогласный,
Да ангел плачет в уголке.

Но не отравлен темной силой
Неиссякающий родник!
Утешься, брат жемчужнокрылый,
Не сгинул грешный твой двойник!

Еще Господь благой десницей
Развеет сатанинский миф,
И мы уйдем за горней птицей,
Юдоль земную - отстранив!

1986 г.
* * *

Господь, Господь, мой дольний дом в огне.
Не я ль Тебя молил о том пожаре,
Чтоб кровью захлебнувшейся державе
Не сдохнуть на Иудином ремне?
И вот огонь, которого мы ждали,
Потрескивая, бродит по стране.

Восстал Голгофный мрак на нас двоих.
Я - Твой свидетель, видно, из последних,
В чумном пиру рыдающий наследник
Пророчеств и раскаяний Твоих.

Итак, Господь, мы встретимся в дыму.
Познаешь ли меня под слоем сажи?
В последний час моления о чаше
Не приведи остаться одному!

Выходит, мы свой дом не сберегли.
Пылает оскверненное жилище,
В проемах равнодушный ветер свищет
И пепел поднимает от земли…
Поутру, приходя на пепелище,
Не обожгитесь, братья об угли.

1992 г.



* * *

Когда мы веру до конца утратим,
Среди мирских соблазнов и сетей,
Последней нас оставит Богоматерь -
Своих безумных немощных детей.

И будут заигравшиеся дети
В закатных ускользающих лучах,
В пустом дому, на вымершей планете
Смотреть на остывающий очаг.

Тогда зловеще заскрипят ворота,
Войдет беда в незащищенный дом,
Но Богоматерь явится сиротам
Березою пречистой за окном.

Как дети, после тягостной разлуки,
Бежав из дома собственного зла,
Переплетем с ветвями наши руки,
Припав губами к молоку ствола.

1984 г.





К началy