Игорь Иванов


***
Не страшись ты мертвых, дорогая,
Не страшись, былого не вернуть,
В море судеб, в грешном океане,
Словно посуху твой зыбкий путь.

Где в песок уходят кровь и слезы,
Из под ног плывут твои года,
Быстро меркнут однодневки-звезды,
Счастье – сон, а слезы как вода.

Где мы все одни в одном, во многом
Приближаем будущий вердикт,
Все дороги наши ведут к Богу,
Он Судья, судом своим страшит.

Он жалеет нас, поскольку любит,
Он тревожит нас, поскольку ждет,
Когда каждый сам себя осудит
С покаянием, пока живет.

Не страшись ты мертвых, дорогая,
Лучше бойся и страшись живых.
В море судеб, в грешном океане
Нет и не своих, и не чужих.


Сон.

Далеко за лесом закатилось солнце,
Не страшася бесов, Ангел во плоти
Заглянул в наш город со свечой, да с песней,
И назвал наш город - Иерусалим.

Золотом окрасил улиц беспорядки,
И дома поплыли словно корабли.
Странно, что со зреньем все у нас в порядке,
Странно, что мы дышим, что не померли.

К нам спустились люди в белых одеяниях.
Они так светились, что закрыв глаза,
Мы к ним припадали, мы на них молились,
Вместо знаков на столбах были образа.

Изменились лица, все преобразилось,
Губы прилипали к золотым крестам.
Кровь, как искупленье по щекам струилась,
Падала на землю к неземным цветам.

Небеса разверзлись и в полоске света
К нам сошла Миссия, Славы Легион.
И, наверно, все вы слышали про это,
А теперь воочию увидели весь сон.

И животных сказочных с горючими глазами,
Ангелов с мечами, которым нет числа,
И Христа живого, которого распяли,
У него такие добрые глаза.

Ты, тоска-кручина, ты - не мать нам больше.
Гордость без причины, ты -не нам сестра.
Мы бы посмотрели чудеса подольше,
Да вот только слезы застели глаза.


***

Там за чертою городской,
За треском, шумом,
Стоят дома, как в сказке той,
С резьбой ажурной.

Искрится золотом полет
Свободной мысли.
Давай свернем за поворот
И будет близко.

Рукой подать до этих мест,
До православных,
Где золотом сияет Крест
В зените Славы.

В руках родителя божусь .
Иконостас.
Благословение на путь,
И в добрый час.

Венчанье в таинстве свечей.
Кров обручанья.
Молитвы праведных речей
В пылу молчанья.

Тяжелый звон колоколов,
Христианский дух,
Давай свернем за поворот,
Скорее, друг!


***

В твоем городе снег
В твоем городе лед
Ослепительный снег
В белой дымке плывет.

Подпевает метель
Вальсу зимнему в такт
И открытая дверь
Запускает сквозняк.

Грипп - швейцар выдал дрожь
С номерком тридцать семь
Но куда ты идешь
Лучше дома болей.

Лучше пей аспирин,
Телевизор смотри
И с котом со свои,
Как всегда говори.

Он единственный друг
В этом городе слез
Одиночества круг,
Вот ответ., а вопрос –

Где твои сорок пять
На седьмом этаже.
В рамке мальчик-солдат
На холодной стене.

Высоко твоя боль,
Далеко твой портрет,
Он погиб на войне
И его больше нет.

Кто во всем виноват?
Вот вопрос, а ответ:
Будет кто отвечать?!
Только мальчика нет.

Есть один только лед,
Есть один только снег,
Боль, что спать не дает
Ослепительный снег.


***

На седьмом мосту
Обронила осень
Рыжую косу
Вековую проседь
Посмотрела вниз
В пропасть равнодушно
Круги разошлись
В отраженье грустном.

Белая фата
Старая невеста
Белая фата
Под ногами тесто
Где ее жених,
Где ее венчанье
Круги разошлись
Разведя желанья.

На все стороны
Не ищи подруга
Ворон у воды
Звезды льет из круга.
И в глазах его
Отчужденья омут
Кануло на дно
В леденящий холод.

Не страши огнем
Твой огонь не греет
В доме ледяном
На распашку двери
На полу лежат
Куклы восковые
Иглы в них торчат
Все они остыли.

Парафин застыл,
Как смола на месте
Кто-то здесь чертил
Круг с пятиконечной
Кто-то насылал
Ледяную порчу
Кто-то колдовал,
Но уже закончил.

Стая белых мух
Все пооблепила
Вирусы разлук
Не проходят мимо
Слезы на глазах
Горло ком сжимает
На семи мостах
Память замерзает.

Снятся мне, снятся сны золотые
С верой, надеждой, любовью хмельной,
Где-то двойник мой под белою пылью,
Видит и он сон золотой.


***

Это все не ново, продаются розы,
Это все старо, как осенний сад.
И твои ресницы намочили слезы
А в ответ лишь слышно, это только так.

Собери ты свиту, отыщи обиду,
Пусть ее казнят на глазах у всех,
Только очень страшно - далеко отсюда
Бродит где-то счастья пламенный успех.

Ветерком обдует губы те, что в меде,
Разлетятся пчелы по сухой траве,
В далеке старуха обмывает ноги,
Вышивает саван и зовет к себе.

Это все не ново, с длинной бородою:
Рождество, поминки, ветхие псалмы.
Отголоском в душах - робкие молитвы,
Мы стоим все вместе у одной черты.

Праздник мой зеленый, праздник мой цветущий,
Ты придешь, как только буду я готов.
С приближеньем чуда на душе по - лучше
И легко на сердце, никаких тревог.



К началy