Михаил Малеин


1. На освящение храма.

Вновь звонят колокола
Над окрестными селеньями.
Восстановлен Божий храм.
Днесь владыка совершает освящение.

Чинно он кадит иконы,
Благозвучно хор поет,
С тихой радостью на сердце
Молится простой народ.

Мерзость запустения царила
Здесь почти что восемьдесят лет.
Люди задыхались от безбожья,
Выхода не находя из бед.

Но и обезглавленная церковь
С крышею, поросшею травой,
Путь к спасению являть не преставала
Отягченной совести людской.

Долго мы томились на чужбине,
Окормляли и пасли свиней,
И, не понимая, тосковали
О духовной родине своей.

Чудо совершилось! Яркие лучи рассвета
Прогоняют долгой ночи тьму.
В людях пробудилась жажда веры
И стремление к духовному.

Вновь звонят колокола
Над окрестными селеньями.
Восстановлен Божий храм,
Святой Руси свидетель воскресения!

(авг.2006)


2. Блажен муж... (по мотивам 1ого псалма).

Блажен, кто дружбы тесной не заводит с нечестивым.
Не уязвит его коварный враг соблазном пагубным и лживым.
Далече будет он от грешников лукавого пути.
И средь злодеев вы его не сможете найти.

Но к животворному источнику словес божественных стремление его.
Блажен, кто волею, умом и сердцем ищет одного-
Как в жизни сей лишь Богу Триединому служить
И верным чадом Православной Церкви быть.

В Ней будет он как древо плодовитое расти.
Ибо Господь возлюбит и благословит его на сем пути,
Благое дело всякое свершит с ним до конца,
А на исходе жизни удостоит царского нетления венца.

(сент.2006)


3. * * *

Хотел бы я остаток дней моих прожить
В далеком тихом месте на родной природе,
Забыв тревоги и бесплодные дела,
Что не дают стремиться к внутренней свободе.

В глухой деревне из двенадцати домов,
Покойно спящей на отлогом берегу реки.
Среди густых высоких сказочных лесов.
У поля, где пасутся местные коровки да бычки.

Уютная избушка, садик, огород.
Внизу у речки - банька, лодка, старые мостки.
В копну уложенное сено на лугу.
"Ку-ка-ре-ку" кричащие под утро петушки.

И буду книги я духовные читать,
В тиши молитвенно взывать пред образами.
Когда душа устанет - огород копать
Иль с удочкой сидеть у речки вечерами.

В церковный праздник к службе Божьей приходить
В Успенский храм в селе, с которым мы соседи.
А иногда и в будни чем-нибудь помочь,
Зимой - пешком, а летом - на велосипеде.

Так буду подвизаться, сколько Бог подаст,
Смиряя душу грешную молитвой и трудами,
В надежде, что Господь долги мои простит,
Исполнит тихих слез, коснувшись сердца благодатными лучами.

(сент. 2006)


4. * * *

Златая осень. Дивная пора. Недолги дни ея,
Но сколько в них сокрыто утешенья! -
И синий небосвод, и разноцветная листва, и солнца нежное тепло,
И ветерка приветливое дуновенье.

И то, как рыженькая белка лесной орех укрыть
Среди ветвей надежнее стремится.
И поздний белый гриб, что под еловой лапой невидимкою сидит
И ждет, какой прохожий приподнять ее не поленится.

И запоздавшая пчела. Она с цветка уже заснувшего
Нектар последний собирает.
И одинокий клен, что за окном вдали пылает золотистою листвой,
И как неопалима купина, горит и не сгорает.

(окт. 2006)


5. Преподобномученице вел. Княгине Елизавете Феодоровне.

Есть в горнем мире дивный сад,
Наполненный благоуханьем неувядаемых цветов.
Они произросли
В жестокий век двадцатый
На почве благодатной
Моей родной Руси.

И в том саду нет никого с несовершенством, -
Любой цветок прекрасен,
Любой неповторим.
Но есть средь них один в наряде белоснежном.
Он в чистоте столь нежной
Особенно любим.

Родился он и подрастал в стране далекой. -
Там, где столетьями сгущалась злая мгла,
Носились иссушающие ветры лжеучений
И непорочен плод земля вскормить уж не могла.

Но предузнав стремленье к совершенству,
Всего Творец свое созданье не забыл,
И чтоб раскрыть его во всей красе нетленной,
На Православия духовный луг пересадил.

Под Солнцем Правды ввысь от силы в силу возрастая,
Живые соки почвы благоплодной восприяв,
Явился он страны российской украшеньем,
Путь к вечной жизни чадам Запада сказав.

И никакой в свирепости бушующей стихии
Цвет чистоты небесной не под силу надломить,
Ни погубить в ночи в глубокой темной шахте,
Ни от божественной нетленной славы отлучить...

Себя всю посвятив служению недужным и скорбящим,
В блаженство вечного ты Царствие взошла.
Так помоги и нам, святая матушка Елисавето,
Творить почаще столь благие милосердия дела.

(окт. 2006)


6. * * *

Небо покрыто от края до края седой пеленой.
Низкие тучи несутся толкаясь одна за одной.
Словно кочевников грозная конная рать
Мчится далекие страны мечем покорять.

Ветер раздольный играет колючей и мокрой крупой. -
То через поле помчавшись кружит он ее за собой,
То грязь дорожную хлестко присыпать спешит,
То мелкой дробью в окошко тихонько стучит.

Как-то пустынно и грустно в сыром почерневшем лесу.
Все, что так взор услаждало, утратило лета красу
И погрузилось в глубокий бесчувственный сон
Ждать до весны, когда мир будет вновь воскрешен.

Время бесценное жизни земной в вечность птицей летит.
Тление тленью отдав в мир иной перейти предстоит.
Тех, кто здесь Богу служил, горний мир встретит светлой Пасхальной
весной. Тех, кто добра не творил, поглотит вечный мрак ледяной.

Мати Пречистая Вышнего Бога, помилуй меня!
Страхов и горя Твоим заступленьем избавь того дня,
Душу наполнить елеем благим помоги
И от падений греховных, молю, сбереги.

К Сыну Христу Богу нашему руце Твои вознеси
И оставленья безмерных долгов испроси.
Да согрешенья мои милосердный Господь мне простит,
В райских чертогах пресветлых последним вселит.

(ноя.2006)


7. * * *

Как долго мир природы утомленный
В терпенье тихом ждет явления зимы.
Творца он воле всеблагой покорный.
Не так, как часто на погоду ропщем мы.

Лесам, полям давно пора забыться,
Укрывшись снежным одеялом с головой,
И в долгий сон глубокий погрузиться,
Чтоб полным сил восстать грядущею весной.

Чего так страждет бедное творенье?
Ужель лежит на нем тяжелая вина,
Что снег не идет, носитель очищенья,
Лазурь крутого небосвода не видна?

Что солнца луч уж сколько не пробьется
Сквозь грязно-серую завесу облаков,
Морозец удалой на тройке не несется
Подать благое растворенье воздухов?

Ответ нам дан в Писании Священном. -
Из жизни сами гоним чистоту и свет.
Всем существом погрязли в мире тленном
И с Богом не хотим блюсти святой завет.

(янв.2007)




8. Семья.

В минуты тягости душевной
Гляжу на образ драгоценный
И кладезь веры несомненной
Я в этих ликах нахожу.

Вот фотография. На ней:
Державный царь, императрица,
Царевны-ангелы, девицы
И цесаревич Алексей.

Семья – семь «я». Союз священный,
Десницею Творца скрепленный
От дней земных и на века.
Христа и Церкви образ чудный.
Источник счастья неоскудный.
Преграда злу как сталь крепка.

Свет чистоты. Улыбки. Скромность.
Ко всем – любовь. Послушность. Кротость.
Согласье мыслей, чувств и воль.
Молитва. Труд. В долготерпеньи
Нелегкого креста несенье.
И сердца за Отчизну боль.

Жизнь по церковному Уставу.
Забвение земной, искание небесной славы.
Любви связующей покров.
Скорбящим – утешенья слово.
И ближним послужить готовы,
Не унывая от трудов.

И в узах тяжкое томленье
Не породило озлобленье,
Ни ропот, слабость или стон.
Своих мучителей простили
И Господа Христа молили,
Чтобы в истерзанной России
Мир в душах вновь был утвержден.

Семья – семь «я». Союз священный,
Десницею Творца скрепленный.
И жизнь одна, и смерть одна.
Одна судьба, одна могила.
И веры в Воскресенье сила.
И слава вышняя одна.

(фев.2007)


9. В путь!

Отправимся скорее в путь.
Покинем здешние селенья.
Уж было время отдохнуть.
Свершим святое восхожденье!

Попросим Бога ниспослать
В пути нелегком всем терпенья
И от щедрот Своих подать
Дух целомудрия, смиренья.

Воздержимся от праздных слов.
И унывать, друзья, не надо
Под игом жертвенных трудов:
Нас ждет бесценная награда.

Того, кто в тягостной нужде,
Помиловать не позабудем.
А если брат споткнется где,
Его, давайте, не осудим.

Стезей Великого поста
Направимся вперед, к вершине.
И свет воскресшего Христа
Душою чистой да приимем!

(март 2007)


10. Притча о талантах.

Повелитель далекой страны,
Отлучаясь по важному делу,
Вверил слугам сребро из казны
И покинул родные пределы.

Пять талантов он дал одному,
Два таланта доверил другому,
Лишь один поручил он тому,
Кто не призван к свершенью большому.

Первый раб и второй вслед за ним
К капиталу свой пот приложили:
Потрудились усердно они
И немалый доход получили.

А последний, ленив и лукав,
Скрыл сребро своего господина,
Темной ночью как тать закопав
В неприглядной заросшей низине.

Долго ль, коротко время текло,
Властелин с торжеством возвратился
И призвал тех рабов на поклон,
Чтобы каждый с отчетом явился.

Двое первых поспешно пришли,
Поклонились смиренно владыке,
Благородный металл поднесли,
Рассказав о прибытке великом.

«Много пота пролили и кровь
Вы в трудах для меня драгоценных, -
Молвил князь, - и за вашу любовь
В мой войдите покой совершенный».

«Ну а где же мой третий слуга?
Если был он такой же ревнитель,
Награждать не устала рука», -
Оглядев всех, спросил повелитель.

Страж владычний тотчас подтолкнул
Для ответа раба на средину.
И он, молча, стыдясь, протянул
Свой талант,
перепачканный
глиной…

(март 2007)


11. Голгофа.

Преодолев гнетущий страх от иудеев,
Влекомый ревностью святой,
Сановник знатный из Аримафеи
К Голгофе шел вечернею порой.

К груди прижата плащаница чистая,
Стояли слезы на глазах, щемила сердце тяжкая печаль:
Распята злобою людской в мир воплотившаяся Истина,
И праведную жизнь позорный крест венчал.

Так ныне совершились древние пророчества.
Их Бог народу нашему таинственно являл.
Что для спасенья мира вместо высших почестей
Страдания и смерть Мессия вольно на Себя приял.

Застыла тварь в священном ужасе и трепете,
Расселись камни, солнце скрыло лик,
Узрев как под грехов безмерных наших бременем
Сын Божий на кресте главою окровавленной поник.

Податель жизни, словом сотворивший всю вселенную,
Вменился в мертвых, пеленами белыми обвит
И Плотию, нас ради изъязвленною,
Во гробе малом стражей содержим лежит.

Днесь сокрушились адовы ворота медные.
И к жизни вечной нас возвел Владычний Крест.
Исполни, Боже, верных души и уста победного
Воскликновения: Христос воскрес!
Воистину воскрес!

(апр.2007)



12. * * *

Аскету древнему виденье было, как с заоблачных небес
Решением всевышним осуждённый,
Хвалившийся превыше всех воссесть низринут дьявол-бес,
Архангельского лика отлучённый.
Не устоял во истине тот первозданный дух:
Гордыня прежде лучезарного денницу помрачила.
Естеств бесплотных множество сразил сей пагубный недуг –
Лучи живительные в тихом ожиданьи отступили…

Мгновенье малое стояла в горнем мире тишина.
И Херувима верного призывный глас раздался.
Хвалой и славословьем Бога пламенели чистые уста.
Агонией объятый, сонм мятежный в ужасе затрясся.
И недра огненные мироздания раскрылись.
Лавиной смрадной демоны в них с воем устремились…

(май 2007)


13. * * *

Под горкой звучно
Журчит ручей
Меж трав пахучих,
Дерев, корней.
Стрекозы важно
Над ним жужжат.
Цветочки влажной
Росой кропят.
На камне птаха
Водичку пьет
И крыльев взмахом
На спинку льет.
Жучки на стебле
В тиши плывут.
Густые тени
По дну ползут.
Играет солнце
В листве берез.
И сердце полно
Счастливых грез…

Для человека
Ты мир создал,
Чтоб он чрез это
Творца познал.

(июнь 2007)




14. Скит.

Утро пасмурно и сыро.
Веет свежестью лесной.
Облака плывут сонливо
Над пустынною землей.
Тянутся они грядами
Над лесистыми холмами,
Над полями, над рекой,
Созерцая их покой.

Там и тут прижались тучки
Потеснее друг ко дружке
И пролились свысока
На цветущие луга.
Ветер по полям промчался,
Влагу с сочных трав стряхнув.
Легким шумом отозвался
Лес, верхушками качнув.

Становилось все светлее.
Цепи облаков редели,
И вот первый из-за туч
Солнечный пробился луч.
Озарил холмов вершины,
Редколесье и луга.
Лишь укромные низины,
Леса тайные глубины,
Рек крутые берега
Не затронул он пока…

Светом солнечным облиты
Стены тихого скита.
Кружевом плюща покрыты
Их тенистые места.
Башни, словно часовые,
В четырех углах стоят.
Над воротами входными
Образа святых висят.
Дверь тяжелая, наверно,
В этот час уж отперта,
И войдем благоговейно
Внутрь древнего скита.

Скит собою представляет
Дивный плодоносный сад.
Летний воздух наполняет
Легкий нежный аромат
Многочисленных цветов.
Поздних яблоки сортов,
Груши, сливы поспевают,
Книзу ветви пригибая,
И румяные плоды
В зелени листвы видны.

Аккуратные дорожки
К кельям иноков ведут.
Георгины вдоль дорожек,
За оградою, растут.
Видны трапезной строенье,
Пасека, колодец, пруд,
Дров крутое возвышенье,
Одинокий старый дуб…

И отрадного покоя
Все исполнено кругом,
Благолепие святое
Ощущается во всем:
Здесь небес прикосновенье
Снова дарует творенью
Совершенные черты
Первозданной красоты.

В самом центре небольшая
Деревянная, сверкая
Позолотою креста,
Стоит церковь. И скита
Все насельники седые
Молятся за литургией
В этот утра ранний час –
Слышен хора строгий глас.

Жизнь монаха непрестанной
Вся молитве отдана,
Светлой вечности желанной
Целиком посвящена.
Для того он и оставил
Скоропреходящий мир
И стопы свои направил
Невозвратно в монастырь.
Здесь вдали от попечений,
Суетных утех, тревог
Душам чистым и смиренным
В тишине явится Бог.

Славы Божией свидетель
Станет инок на земле.
Мир, любовь и добродетель
Отразятся на челе.
Многим будет ко спасенью
Путеводною звездой,
К высшей правды обретенью –
Незаблудною стезей.
И грехом обремененный
Потечет людской поток
В этот Богом насажденный
Чудный райский уголок.


(июль-авг.2007)


15. * * *

Есть в солнечных днях уходящего лета
Блаженный и светлый покой:
Мир, словно безмолвием кротким одетый,
Пред тайной приник неземной.

Прохладной росой разнотравье умылось.
И воздух прозрачен и чист.
Палящее солнце с землей помирилось
И нежные дарит лучи.

Затихли поля под небес синевою.
И птицы не слышен полет.
Лишь изредка ветер незримой рукою
Деревьев верхи всколыхнет.

Среди ярким светом залитого храма
Возвышенный одр стоит.
На нем обрамленный живыми цветами
Владычицы образ лежит.

Звучат умилительные песнопенья.
Идет к Плащанице народ.
Он Матери Божьей от сердца прошенья
В Успения праздник несет:

- Пречистая Мати всевышнего Бога,
Царица небес и земли,
Не презри моих воздыханий глубоких,
Мольбам милосердно внемли.

Мы празднуем ныне Твое вознесенье
К престолу Владыки Христа
И в горних обителях упокоенье,
Где жизни течет полнота.

Но род христианский, Тебе всыновленный,
Владычице, ты не забудь.
И всем нам, с грехами борьбой утружденным,
Державной Помощницей будь.

Простри над собором Тебе предстоящих
Честной благодатный покров;
Избавь Твоих чад, немощных и скорбящих,
От козней лукавых врагов.

Спаси и помилуй родную Россию,
К Евангельской жизни наставь.
И вновь нашу Землю духовною силой
Средь чуждых народов прославь.

(сент.2007)



16.
* * *

Я вижу, власти так и не хотят,
Чтоб наши дети жили благонравно.
Не быть в российской школе, - нам твердят, -
Занятиям культурой православной.
Мол, государство светское у нас,
Да и простор многонациональный.
Не стоит что-либо менять сейчас.
Таков ответ. Увы, весьма печальный.

Лукавые глаголы, господа!
Ведь светскость не тождественна безбожью.
Грозит России страшная беда,
Коль вы не распроститесь с этой ложью.
Потом, ответьте нам, чем может обижать
Татарина, живущего в Казани,
То, что к своей культуре будут приобщать
Детей славян в Москве или Рязани?..
Насколько далеко должно зайти
В народе русском нравов разложенье,
Чтоб осознать всю гибельность пути
Святых традиций вековых забвенья?
Неужто мало молодых людей,
Сидящих в тюрьмах, колющих наркотик?
Иль велико число девиц, парней,
Блудом не осквернивших юной плоти?
Халтура, лихоимство, злость, разврат,
Искание комфорта, наслаждений.
Повсюду сквернословий гнусный смрад.
Распад семей, заброшенные дети…
Какой недуг не поразил души
Когда-то верой сильного народа?
В чью голову лукавый не вложил,
Что лишь в деньгах блаженство и свобода?..

Не только христианам говорит
Апостол: нет начальства не от Бога.
Но всякий, кто во власти состоит,
Судьей Всевышним будет спрошен строго,
Как эту власть он здесь употребил.
И горе, горе будет тем несчастным,
Кто черной тучей солнце заградил
Земле, вконец измученной ненастьем!

(окт.2007)


17. Нагорная проповедь.

В тот день, когда Христос избрал двенадцать
Из странствующих с Ним учеников
И стал крутой тропой с горы спускаться
После ночных молитвенных трудов,
Его встречало множество народа
Из Иудеи и окрестных стран.
Кто вынес тягость дальнего похода,
Чтоб исцелиться от гнетущих ран,
Кто страждущего вел от духа злого
Иль нес разбитого параличом,
Кто жаждал слышать утешенья слово,
Нуждою безысходной удручен.

И никому из горестных страдальцев,
Припавших с верою к Его стопам,
Господь, смиренным снисходя мольбам,
Не допустил в недугах оставаться.
Но не в здоровье плоти и богатстве
Он истинное счастье указал –
К стяжанию блаженств в Небесном Царстве
Всем сердцем устремиться завещал.
А что для жизни временной потребно
Всещедрый Бог обильно ниспошлет:
Всяк цвет Он одевает благолепно,
Хоть тот не трудится и не прядет.
Учил Христос не гневаться на брата,
На жен нечистым оком не взирать.
Предрек, что обойдет того награда,
Кто будет славы суетной искать.
Идти путем смирения и плача
Призвал о нищете души своей,
Быть кротким, не судить, а наипаче,
Велел прощать обиды от людей…

Стоял народ, внимая с изумленьем
Мессии огненосным словесам.
В сердцах людских святого изволенья
С надеждой ожидали небеса.

(ноя.2007)


18. Зима.

Всегда я радуюсь зиме,
Ее торжественному входу
После осенней непогоды.
Когда под вечер в полутьме
Внезапно снег густой повалит,
Морозец ночью приударит.
А утром землю не узнать:
Наряд белее не соткать.

На солнце блещущим покровом
Снег расстелился на полях,
Реки пологих берегах,
На крышах. И в бору сосновом
На ветках хлопьями лежит.
А птица бойкая взлетит –
Он в прах летучий превратится,
Хрустальной пылью заискрится.

После уроков детвора,
Забыв про все, в снежки играет
И звонким шумом наполняет
Пределы нашего двора.
А в выходные спозаранку
На лыжах и с детьми на санках
Потянет многих в зимний лес,
Где чистый воздух снимет стресс.

Как твердо властную десницу
Зима на наш простор кладет:
Все толще на озерах лед,
Все чаще снег с небес кружится,
Растут сугробы вдоль дорог.
Из дома выйдя за порог,
Я белизною восхищаюсь,
Отрадным чувством исполняюсь.

В полночный час все спит. Тогда
Горят на небе темно-синем
Лампады звезд. Следя за ними,
Ищу, которая звезда,
Плывя неспешно над волхвами,
Вела идущих их с дарами
Пред Тем с покорностью припасть,
Кто смерти уничтожит власть.

Под Рождество любуюсь елкой:
Блестят гирлянды и шары,
Вдыхаю аромат смолы,
Несмело трогаю иголки.
А в Праздник в церковь соберусь,
Христу-младенцу поклонюсь
И вместо дара дам обеты:
Добиться над грехом победы.

(дек.2007)


19. Песня моряка.

Буйные волны морские
Пенятся, в даль уходя.
Снова бушует стихия,
Смертью напрасной грозя.

Кружатся черные тучи,
Ветер свистит и ревет,
Но наш корабль могучий
Движется смело вперед.

Пусть его сильно качает,
Палубу моет волна,
Молнии путь освещают,
Стонами бездна полна.

В этой отчаянной битве
Гибель меня не найдет,
Если стоит на молитве,
Кто меня любит и ждет.

Свечку зажжет пред иконой.
Взором, исполненным слез,
Молит святого Николу,
Плачет: спаси их, Христос.


(янв.-фев.2008)



К началy