Татьяна Прялкина

***
  * * *
И духовные открылись очи...
По-другому захотелось жить:
сердце, всех страстей моих источник,
в пламя свечки в храме положить.
 
Чтоб оно послушней воска стало,
пред святыми ликами зажглось,
чтоб под Херувимскую растая,
лёгкой струйкой в купол вознеслось.
 
Уходя, его там и оставлю,
чтоб на зов его стремиться в храм,
замирать, когда оно, слетая,
будет прикасаться к образам.
 
   * * *
Хор пел предвечно:
                     по-нездешнему...
Я подпевала, удивляясь,
что и меня, такую грешную,
Господь сподобил
                     Его славить.
 
   * * *
"Да святится имя Твое..."
 
Чтоб светился лик,
изгорит свеча.
А ещё есть риск
песни сочинять,
чтобы в сердца храм
благодать сошла,
в свете песенном
чтоб душа жила:
 
"Да святится имя Твое..."
 
Быть у всех в долгу,
всем и вся простить.
На людском торгу
песню засветить,
уровняв печаль
с тихой радостью...
Изгорит свеча -
песня сладится :
 
"Да святится имя Твое..."
 
   * * *
Благоговейно, тихо влиться
в молитвопение,
чтоб в благодати раствориться
хоть на мгновение.
 
Оно бессм ертию подобно:
в нём милость Божия:
мгновение богоугодно
душою прожито.
 
   * * *
"Мы не рабы, рабы не мы", -
в который раз нарушив правила,
так неразвитые умы
греховности свободу славили.
 
Но жизнь, хоть сотни раз начни, -
без смысла, если не откроется:
мы все, всегда - рабы!
                          Вот чьи?..
Работать Богу б удостоиться.
 
   * * *
Как же редко бывает свято:
весь м олитвенно-постный день.
 
И как часто я виновато
не могу приклонить колен:
так кощунственны покаянья
в рабской слабости день изо дняю-
 
Серой мышкой
             забьюсь в угол храма,
на Причастие жаждно глядя.
 
   * * *
Мой Ангел и аггел
                    скрестили крыла
в сраженье за душу мою.
Но рвётся душонка моя пополам. -
Как больно,
                  как страшно уму!
 
   * * *
Душа моя, уразумей,
что на земле жизнь
                      не для счастья:
ведь Сам  Господь
                     страдал на ней.
Ты будь судьбе Его причастна.
 
   * * *
Я столько же предавала,
сколько - отметин на сердце.
Не тешилась,
                      бунтовала:
калечась, срывала "цепи ".
 
Но, Словом Твоим вскормлённой,
без слов к Тебе нет мне жизни.-
И я голодно-покорной
и счастливо-беззащитной
 
опять и опять возвращаюсь
просительницей под двери,
сама себя не прощая,
в Твоё прощение веря.
 
   * * *
С именем Господним
                       спать ложусь,
с именем Господним 
                      просыпаюсь,
с именем Его
                      весь день тружусь -
за Него, как за соломинку,
                      цепляюсь...
 
   * * *
"Верую..."
 
Этих слов касалось столько уст,
столько в них -
                   порыва и смирения...
С ни ми каждый день - 
                  как С трашный суд,
а без них -
                  как ужас отлучения.
 
   * * *
"Утоли моя печали..."
Но поруганная церковь
в крике галочьем молчала...
Вне тянулся день бесцветный...
 
Неба временной осколок
был и маленьким, и мутным -
в нём не отражался голос,
повторявший в тихой муке:
 
"Утоли моя печали ":
доутробные и те, что
с будущего веют чадно -
вздоху между ними тесно.
 
Выйдя за деревню в поле,
долго, долго я бродила...
Неприкаянная воля
мукой время поглотила.
 
 "Утоли моя печали..."
И уже дорогой к дому
я с соседкой повстречалась
и сказала ей: "День добрый!"
 
на её простое: "Здравствуй."
Слов отыгранность, но слаще,
мёда слаще смысл их связи.
" Радуйся, печалей наших
                   Утоление."

    * * *
Всё покорней молю о смирении...
Но в безволи :
                   "Воля Твоя!" -
не сказать
                    дай, Господь, разумение,
к покаянию волю даря.

   * * *
К Богу путь, ох! и трудный!..
Помоги нам, Христос.
Перекрёсток продутый -
тоже крест. Кт о не нёс?
 
Путь любой мечен кровью
и врагов, и друзей.
На кресте перекрёстка
всё отмоешь своей.
 
Не на том, знаке солнца -
человек не т рава.
Грех рожденья осознан:
перекрёс ток сперва.
 
И Вдыхающий тре тий,
давший жизнь напрокат.
Перекрёстки - как сети,
если жить наугад.
 
Перекрёстки - как прутья
на оконце тюрьмы,
если в миг перепутья
перепутаешь смысл.
 
Каждый год - перекрёсток,
каждый день, каждый час...
Выбор сделать не просто, -
выбор делает нас.
 
   * * *
Быть песчинкой на дороге,
по которой Ты и дёшь,
Господи, позволь.
              Всего лишь
быть песчинкой под стопой.
 
Одесную - не дерзаю,
от ошуюю спаси.
Мне б - песчинкой на дороге,
по которой Ты идёшь.



***

Даже святые
при жизни молили простить.
Их и простили. -
За нас теперь могут просить.

Труд их успешней:
проявлен не раз в чудесах.
И нет от грешных
покоя им на небесах.

Славим!.. И молим
о Родине и о родных...
Вопль миллионов
ко всем и к своим из святых...

Сергий, Никола,
да чтимые с детства в семье,
нет вам покоя
от любящих вас на земле.

* * *

Просимое у Бога чадо
было обещано Ему! -
Спасенья нашего начало -
в словах Марии: "Всё приму..."

Где это было: у колодца
или над книгой у окна,
но сердцу Вестью уколоться
пришлось.
Пред Ангелом Она -

в непониманье и в смущенье,
потом - избранности испуг.
Но Ею принятым решеньем
уж обновлялось всё вокруг.

Сам Дух Святый сошёл к Безгрешной
и за смиренье возлюбил.
И расцветало всё надеждой -
недаром день весенним был.

* * *

Измозолив колени
на молитвах постом,
и спастись мы хотели,
и побыть со Христом.

В это время глубокой
и таинственной тьмы
всяк, кто хочет, уБогий:
соучастьем томим.

Покаяния двери...
А за ними - Тот Свет!
И воздастся по вере
чтящим Новый Завет.


***

Уже не с просьбой и не с укором
в слезах
навстречу бежали сёстры:
как будто скорбь их - уж не о брате,
а об Иисусе
теперь без друга!
- Если б Ты был здесь и он бы жив был! -
Какая вера!
От умиленья
как не заплакать и Иисусу
и Он сказал им:
- Всё поправимо,
вы только верьте...
Они в испуге:
- Четвёртый день уж!..
- Вы только верьте!
- Поди, смердит уж!..
- Вы только верьте!

И Лазарь вышел из тьмы смертельной
на зов Христа и во славу Божью!
не ради чуда, а ради веры:
что Воскресенье будет возможно!

- Вы только верьте!



К началy