Олег Пшенковский


Скачать стихотворения

                           

                         Религиозная лирика


Вопрос, словно тяжесть Креста
Непросто он мне даётся.
Ужель и стихи суета,
И их поглотит пустота
Растают они под солнцем.
Сгорят, превратятся во прах,
Являя мирскую бренность,
Но их бытие на устах,
Должно превозмочь мгновенность.
Нет тайному смыслу границ,
До той незримой границы
Где должно всему проявиться
И пасть пред Господом ниц.
Их голос не пропадёт
Ничто не забыто у Бога
Ещё потерпи немного
И к строкам звучанье придет.
2007 г.


Луч света посетил алтарь
Все озарились в нём сияньем:
Священник, диакон, пономарь,
В своём молитвенном стояньи.
С иконы Бог на нас глядит
Свет Истины – на свет, что тварен.
Нам этот вечный миг подарен,
О, будь пришедший благодарен,
Спасенья путь тебе открыт.
Спасенье душу бередит,
Она в раскаяньи восплачет,
Преобрежённых чувств не спрячет,
Своих грехов не пощадит.
Уйдёт когда-то солнца свет,
Погаснут восковые свечи,
Но Свет Духовный будет вечно
Хранить в природе человечьей
Нетленный благодатный след.
2008 г.

Да исполнится любовью моё сердце!
Да очистится смирения слезами!
Да увижу я себя в душе младенцем,
С неотмирными небесными глазами!
А пока что, я, увы, не обретаю
Естества, что только избранным даётся,
Во грехах и искушеньях обитаю,
Но надежда на спасенье остаётся.
Да не буду я отчаянно унылым!
Да не быть во мне пред Господом позора!
Да не станет входом в ад моя могила!
Да отверзнется она ещё не скоро!
2007 г.


 Придет Священная Весна,
А с ней Благое Лето,
Не вечна ночь, хоть и длинна,
Мы пробудимся ото сна,
Вольются в вечность времена.
Да будет, будет это!
Уста восхвалят Божий Свет,
Что нам откроет очи,
Греха сотрётся бренный след,
Забудем мы дорогу бед,
В любви согревшись Отчей.
О Боже! Вспомяни тогда
Ничтожного поэта,
Чтобы прошла стихов страда
И стал спасён он навсегда
Да будет, будет это!
2007 г.

                    Когда ощущаешь завьюжную стужу,
		Иль адское пламя, что рвётся наружу,
		Печаль или радость в объятиях душат,
		Спасай свою душу! Спасай свою душу!
		Чему бы не быть в этом мире заблудшем,
		Который себя в прегрешениях рушит,
		Погибели плод уж давно им надкушен,
		Спасай свою душу! Спасай свою душу!
	   	И даже когда уже вовсе не в силах 
		И ропщешь о том, чего нет, и что было,
		И ты для невзгод, как боксёрская груша,
		И тень твоей смертности явственно кружит,
		И даже, и если, и сто обстоятельств,
		Твоих недостоинств во всём доказательств,
		Покайся, не падай, потом будет лучше,
		Когда ты спасёшь драгоценную душу,
		Тот дар, что от Бога однажды достался,
		Тобой оказался и вечным остался.
		Ты им пред Творцом, несомненно, предстанешь,
		Сегодня с трудом это действо представишь,
		Но время пройдёт, как у страждущих жажда
		И с Господом встреча свершиться однажды.
		О, что это будет, блаженство иль мука
		Единство во Царстве иль в бездне разлука?
		Сегодня об этом не многие тужат, 
		Но ты среди них,
Так спасай свою душу!    						                                                                                           2005 г.   

Не оставь меня память смертная,
Будет колокол гулко звучать
И его отпеванье медное,
Словно вечности силой безлетною
Надо мною поставит печать.
И познавшие отчуждение
Быстротленной земной судьбы,
Встретят новой души рождение
У незримой священной черты.
Всех борений, сует мимолётности
С тех высот разглядеть нельзя,
Где душа в первозданной свободности,
Предстоит пред Творцом в угодности,
Покаянье Ему принося.
2005 г.

Если очень нельзя, но хочется,
Аж до зуда под кожей твоей,
Ты свяжи своё одиночество,
Даже если желанье упрочится,
Воздержания чашу испей.
На губах застынет солёное
И умолкнет жадная страсть,
Пусть смирение вдохновлённое
В том представит высшую сласть.
Если вновь, что запретно – захочется
И притом намного сильней,
Ты свяжи в своём одиночестве
Сонм страстей, что по чувствам топчутся
Как Гомеровский Одиссей.
Услыхал он призывное пение
Увлекающих в гибель сирен,
Проявив при этом умение,
Заключиться в спасительный плен.
Сколько их – страстотерпцев-подвижников
И в миру и среди пустынь,
Пострашней испытания выстраждав,
Тяжкий крест в смирении выдержав
Вознесли в Небеса свой Аминь.
2007 г.



Критический возраст. Критический век
Задушенный возглас. Больной человек.
Теряешься взглядом в огромной толпе,
Но кто с тобой рядом и кто ты себе!?
Потеряны годы. Утрачены дни.
Ни в чём никогда не вернутся они.
И ты от исходного пункта пути
Совсем по-другому был должен пройти.
Иная походка, – иной результат:
Дорога – находка, исход её – клад,
Но ты на распутьи пошёл не туда
За призрачной мутью пустого труда.
А Бог милосердный тебя поправлял,
Направить к спасенью, исправить усердье
Он шансы давал.
А ты слабовольничал малой душой,
Кривил направленье дороги большой
Виляли тропинки, - запутался в них.
Шаги как былинки. Хотел без запинки.
В итоге – тупик.
Стоит он пред носом,
А сзади вся жизнь,
В ней криво и косо
Вопрос из вопросов:
«Куда ж теперь?! Ввысь!»
Покайся! Расстанься с грехами сполна,
Изгладится добела грязность – вина.
Растают химеры,
И сумрак ночной
Рассеется верой,
И древнею эрой падёт за спиной.
Не надо оглядкой его возрождать,
Не то он вернётся грехами опять.
А если не сдашься – то будешь спасён.
Смиренно отважься и выдержишь всё.
Ведь ради тебя – средь живых и могил,
Господь первый раз в этот мир приходил.
Ведь ради тебя – и Голгофа, и Крест,
Святые страданья – то милость Небес.
И Духа схожденье,и Церкви Ковчег – 
Всё ради тебя, ради нас, ради всех,
Кто Бога Воскресшего в сердце вместит
И этим любовь неземную взрастит.
Мы вместе воскреснем – как прежде Господь,
Который дарует нам новую плоть.
Узрим благодати сияние лиц,
В блаженном восторге и уст и зениц.
Потерянный ныне – себя обретёшь
Заблудший в пустыне – во Царство войдешь.
Бегущий от ада – сегодня взбодрись.
Унынья не надо,
Ты примешь когда-то спасения жизнь.
Об этом в мирском бытии не забудь
Усилья свои воплоти в верный путь.
Проходит критический возраст и век,
Покуда не поздно, больной человек,
От Бога скорей исцеленье прими
И падшего рядом с тобой подними.
2007 г.


Вы были когда-то как явь без прикрас,
А может сейчас вы ещё среди нас.
Да, в мире, увы, благодати немного
Скудеет любовь, мало веруют в Бога,
В сердцах торжествует греховная страсть.
Но мир ещё жив, а без праведных он ,
Давно бы уж сгинул, во прах погребён.
И значит за нас есть кому помолиться,
И солью земли чья-то боль осолится,
И праведность смотрит из чьих-нибудь глаз
Как  зримая тайна, как явь без прикрас.
2007 г.


Блажен, кому не сожалеть
И в день сегодняшний, и впредь
О ворохе грехов былых,
Блажен, кто не наделал их.
Чья совесть, как хрусталь чиста
И взора красота проста,
Кто не виляет, не юлит,
В ком усложнённость не болит,
Кто в слове и поступке прям,
Идёт прямой дорогой в храм.
Не охает, что зря прожил
И не свершил, или свершил,
За что в томительной ночи
В душе глас совести кричит.
Ты уши зря не затыкай
И тьме своей не потакай,
Но есть ли таковые здесь?!
Я не встречал, должно быть есть.
Хоть сожаление подчас
К раскаянью приводит нас,
И значит средь земных дорог
Да будет всё, что даст нам Бог.
2007 г.

Широкое поле, дорога узка,
Отпущен на волю идущий пока.
Дыши полной грудью не помня обид,
Идти до распутья тебе предстоит.
Пред камнем судеб
Средь раздумий стоять,
И в поисках выбора
Снова страдать.
Увидишь ли ты указующий перст,
На плечи приняв во смирении крест.
Его пронесёшь  ли своею стезёй. 
Омыв  покаяния горькой слезой?!
Чернеют следы на слепящем снегу.
Ты думаешь: “Больше идти не могу”.
Не слушает душу согбённая плоть:
“Приди ко мне в стужу,
Помилуй, Господь!”
Надломлённой поступью делаешь шаг
Молитву творит чуть живая душа,
И лёгкость в твоё естество входит вдруг,
Небес милосердьем, как силою рук,
Поддержан, подхвачен и вдаль пронесён
В любви не утрачен
И значит спасён.
Пред Господом каждый 
Ничуть не забыт,
Познавши однажды 
Духовную жажду
Её утолит.
И будут едины во Царстве Небес
Несущие ныне и прежде свой Крест.
Восстань же из падшести избранный род
Яви свою верность, не бойся невзгод,
Откроются в мире духовном врата,
Не сможет тебя одолеть суета.
Широкое поле, дорога узка.
Познавшая волю живая строка,
Исполнится светом, стезю проложив,
Из стужи запретов в безбрежное лето,
В бореньи согретый,
Дух блага стяжи.
Явись обоженье, яви свою суть
Святое служенье во мне да пребудь!
2007 г.


Цветение розы и речки разливы,
И красок для взоров явлённое диво,
И сила телес, что кому-нибудь ценна
Ужели всё тленно?! Увы, несомненно.
И роза увянет, и речка иссякнет,
И краска поблекнет, и мышца обмякнет,
И всё будет точено молью и ржою. 
Вот только не властен распад над душою.
Бояться ей надо лишь адского червя,
Да мытарств, в которых измучают черти,
Но Бог человека жалеет и любит,
Чрезмерностью тягот Он душу не губит.
Даря бытия ей бессмертную вечность,
Что сменит земного пути быстротечность.
Я силюсь представить, но не удаётся:
Глаза ослепляет Нетварное Солнце,
Сиянье Небес, что безмерно прекрасно
Фантазии бедной земной неподвластно.
2008 г.


Можно ли сердечным взглядом,
Рядом ты или не рядом,
Разглядеть в любом лице
Образ и подобье Божье
(Ну, попробуй, ты ведь должен).
Словно золото в свинце.
Словно в жизненном конце,
Покаянья свет пробьётся
Совесть эхом отзовётся
Упокоишься в Творце.
2008 г. 


Ты пишешь. Движутся персты.
И стих таит преображенье,
Но в никуда его движенье,
Ведь не приемлем миром ты.
В коммерции жестокий век
На чувства строк не видно спроса,
На гладь стихов взирает косо
Нечеловекочеловек.
Твои стремления пусты,
Беспомощны. Ты это знаешь,
Но вновь в поэзию врастаешь
Вдыхать её не перестанешь.
Ты пишешь. Движутся персты.
2008 г.


Нас судят здесь и будут там судить,
Мы каждый миг отчётливо судимы,
И кажется, как-будто невредимы,
Но мнимостью подсудность не избыть.
В нас есть желанье чувства насладить
Оно рождает тысячи желаний,
Но мы всегда пред Богом как на длани.
И Он способен пыл наш остудить.
Иначе доведёт нас этот пыл
До умопомраченья – всесожженья,
В нас есть сокрытость ложного движенья,
В котором грех сполна себя явил.
И потому нас судят здесь и там,
Всемилосердно, праведно, сурово.
А нам добраться б до спасенья крова,
Но ад идёт как прежде по пятам.
От близости его пяты горят,
Но есть и исцеляющие муки,
Мы тянемся к молитве в сердца стуке
И покаянья действом дух объят.
2008 г.

Когда смирясь в слезах истаю
Росой небесной отблистаю,
Страданий книгу долистаю,
У смертности черты.
Быть может, духом не поникну
И к пакибытию привыкну,
Представ пред Господом воскликну:
“О Боже! Это Ты!”
Всё это будет так, быть может,
И трепет душу растревожит,
И ей спастись Господь поможет,
Смиряя мытарств нрав.
Мне тяжко то сейчас представить
И письмена стихов оставить.
Я грешен – ни к чему лукавить,
Для райских благ не прав.
Но время есть ещё, возможно,
Исправить всё, творя, что должно,
Забыть содеянное ложно,
Раскаяться сполна.
Чтобы в последний день надёжно
Не изнывать в сомненьях тошно,
Чтоб адовым огнём тревожным
Не жгла меня вина.
2008 г.

Под ночным простором звёзд
Крест, а вкруг него погост.
Схоронил он много судеб
Упокоил реки слез.
Сколько мук ты перенёс,
Русский мир, да будет прост,
Тот непостижимый подвиг,
Коим Бог тебя вознёс.
Вновь позолотит заря
Девственной листвы моря
И роса омоет травы
Изумрудами горя.
Так пробудит новый день
Для свершенья разных дел,
Тех, кто сохранил дыханье
И в могилах не истлел.
А иные спать легли
И в объятиях земли,
Сон, доныне непробудный
Во успеньи обрели.
Нам не ведом этот сон,
Но и нас коснётся он.
Живы мы, но так же бренны
В прехождении времён.
О земля – большой погост,
Многослёзность чистых рос,
Это я в Небес обитель
По тебе свой крест пронёс.
Неужели я боюсь
Принять смерти тяжкий груз!?
Обо мне молись и помни
Вековая наша Русь!
2008 г.


 



К началy