Судаков Сергей

ГОРОД

Я еще не вошел в ваш город
но уже мне кричат
"не мучь"
в этих мутных очах не скоро
отразится сознанья луч

ваши земли пусты и
скорбны
и мрачнее гробов
дома
жалкой доле своей покорны
все как-будто сошли с ума

Я спросил одного
дружище
что отводишь глаза
и рот
твой слюняв
от прескверной пищи
рвотных слов
и душевных рвот?

Подойди,
Я облегчу душу,
сделай шаг
и открой глаза,
легиона твоих
не струшу,
подойди,
Я тебе сказал.

Вот,
сбывается все
по слову,
проясняется
мутный взор,
видишь,
стадо тупоголово
мчится к морю
во весь опор,


видишь,
бросилось стадо с кручи,
видишь,
как на душе легко,
жгучей ревностью
страх не мучит,
повезло тебе,
повезло...

Я уже не войду
в ваш город,
стынет
в сердце
крупица льда,
острым выкриком
сумрак вспорот:
"Не приду Я к вам
Никогда!"

2005.08.22.

ПОКОЙ

Персты
коснувшиеся раны
взгляд погрустневший
тишина
за Твой триумф
под крик
осанна
сей мир
воздал Тебе
сполна

какой однако
свет повсюду
народ глазеет
Он не Он
и верит
и не верит чуду
о возвращеньи
Елеон

где
исходил кровавым потом
в молитвах о Себе
к Отцу
откуда
сущему оплотом
взошел
к высокому венцу

теперь
когда
повержен идол
безумной власти
и суда
кто понял все
и все увидел
запомнит это навсегда

воспримет силу
в Духе горнем
посеет доброе зерно
и Я такому стану
корнем
и хлебом стану
и вином

прошелестел листвою
ветер
подернулся
туманом склон
прощайте
вихрь
вознесся в свете
прощай
и помни
Елеон.

2005.09.18.

С любовью к Господу и ко всем, любящим Его,



ПЯТНИЦА

Тихо. Даже птиц не слышно.
Даже солнце без тепла.
Кратковременно, но пышно
торжествует племя зла.

Как же! Мало, что оплеван,
обесчещен, распят, наг,
на дощечке намалеван
над челом позорный знак:

Иудейский Царь", и хохот
тех, кто грамоте учен.
Всюду свинство, жлобство, похоть
с болью в сердце видит Он.

Изголяются вельможи,
те, в ком совесть нечиста:
Если ты и впрямь сын божий,
сам себя сними с креста!"

Где же те, кого любил Он,
где же те, с кем был все дни...
В скорби выкрикнул Он с силой:
Или, или! Лама савахвани?"

Свет померк. Средь злобства пира
отошла Его Душа.
Совершилась тайна мира,
Божья Милость к нам сошла.

2003.04.25.


КОГДА ОБРУШИТСЯ С НЕБЕС

Когда обрушится с небес почти нежданно
благословений первозданных рог,
как нами непредвиденная данность,
как прихоть, что себе позволил Бог,

случится то, чему должно случиться...
Предстанет ангел, разомкнется круг
всех наших бедствий, славой заручится
неспешный труд, порученный перу.

В сей трубный зов, от ангела летящий,
мы вслушиваться станем без помех...
Но вступит скрежет, душу леденящий,
земных оркестров как лукавый смех,

как призрак тьмы, как капище надежды,
юродивый свидетель наших мет,
и засквозит еще ясней, чем прежде,
в небесном створе горький наш ответ...

И вновь взойдет на крест, и вновь воскреснет,
и вновь прольет на землю благодать,
и ангела с небесной доброй вестью
Он ниспошлет к нам, страждущим, опять...

И снова с состраданием и болью
увидит Он, кто и на что горазд,
что, ни Себе подобными, ни солью,
не создал нас, и вряд ли уж создаст...

В небесной тверди, в крохотном пространстве,
среди вселенных, в тихом сЕдьмом дне,
что в творческом, сокрытом в тайне трансе,
Господь готовит, милость или гнев?

Мне ничего об этом не приснилось,
но, как и вы, надеюсь я на милость.



ГОЛГОФА

Это место свято
сквозь слова
под кнутами чаяний и вздохов
как сквозь строй шпицрутенов
эпоха
нас протащит жестче
чем молва.

Плотью слов
оплеванной
избитой
ненавистной
власти и льстецам
не к сухому дереву привитой
а к иссохшим
алчущим сердцам,

плотью слов
рванув завесу прочь
потрясая горние пределы
как Завету
Преданное Тело
немощь слов
не чудо ль
превозмочь?

И когда
исчезнет вдруг из вида
за веками
скорби горький вкус
взыщет сердце
"где Ты
Сын Давида
Агнец Божий жертвенный
Иисус".

2005.03.31.

ХЛЕБ
Вразуми слабеющие очи
научи дыханию стихий
вспомни
как в молитвенные ночи
я писал Тебе свои стихи

как просил я от Тебя наитья
как звенела рифмы тетива
неразрывной связывая нитью
горькие
ершистые слова

даже смерть
подчас
милей неволи
был я еле жив
но не был слеп
духом
обезумевшим от боли
прошептал я
Боже
дай мне Хлеб

хлынули
как реки с неба
слезы
в предвкушеньи замерли уста
даже если в явь
сгустились грезы
на миру
под тяжестью креста

дай вам Бог
приникнуть в упоеньи
к мякоти
как к милости щедрот
стоит ради этого мгновенья
море превозмочь
не вплавь
а вброд

по пустыне
средь врагов
скитаться
не имея крова и земли
скатываться в рвы
не отрекаться
даже под командой хлесткой
пли

вразуми
слабеющие очи
научи дыханию стихий
слышишь
кровью сердца
Авва Отче
я пишу Тебе
свои стихи.

2005.10.09.

СВЕТ

"Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен
был через Него."
Евангелие От Иоанна, глава 3:17.


И груз мой свят и разум не померк,
в безмолвии ночном свеча оплыла,
истаял пустоглазый призрак мер
оставив призрак низости постылой.

В слепых углах - тенеты, ужас, прах,
в них свет, как гость, не зван и неуместен,
и скользкий обволакивает страх
несчастных, изготовившихся к мести.

Пронзительна печаль о суете,
о сущности ее оттенков, видов,
о формах тьмы, тьме форм и формах тел,
велик и многотруден этот идол.

Адреналин от дрогнувших тенет
милее и желаннее пришельца,
азарт и страх четыре тыщи лет
таятся в духе шустренького тельца.

"Не мучь нас, Равви!" - шепот, вскрики, ор -
из всех щелей, из мрачных нор душевных,
нестройный, но такой единый хор,
воистину, воистину блаженны.

И вот уж пена бешенства из уст,
вкушавших, как положенное, манну,
и мерой воздаянья костный хруст,
отмщения сладчайшая нирванна.

Таков исход. Но свет неистребим,
свечу подхватит ученик смышленый.
И будет свет, доколе мир храним,
Тобою навсегда благословленный.

2006.01.12.

МОЛИТВА

Кто я, Господи, что дерзаю
обратиться к Тебе с молитвой?
Я и слов-то таких не знаю,
чтобы пО сердцу, словно бритвой,

чтоб исполнили душу светом,
осветлили б ее слезами,
возвратились бы чтоб с ответом,
чтобы пролились в мир бальзамом...

Мой язык пусть меня осудит,
раб злословия, сладкой лести,
пусть же милость Твоя остудит
воспылавшее чувство мести...

Кто я, Господи, чтобы всуе
зарекаться с Тобой Заветом?
Что мороз на окне рисует?
Твой узор леденит ответом...

Вот, свечи колыхнулось пламя,
что сие означает, Боже?
Уж не то ли, что мы делами
оправдаться уже не сможем?

Что наполнится вскоре чаша
милосердия и терпенья,
и греховная сущность наша
не найдет своего спасенья...

Но взывает Твой Сын к прощенью
с окровавленных перекладин,
а народ присягает мщенью,
и вину его не изгладить.

Дай же выстоять сердцу, Отче,
не исторгни из сердца милость,
как же слово родиться хочет,
как во чреве оно забилось,

верю, явишь рожденье слова
Ты, могучий, и Ты, всеблагий,
чтобы вновь потрясти основы
лжи изысканной, лжи во благо,

верю, хлынут из чрева воды
благодатной молитвы Небу,
обратятся к Тебе народы,
к Твоему прикоснутся Хлебу...

Кто я, Господи, что дерзаю,
от лица говорить с Тобою?
Боже, мы же живем, я знаю,
обреченными нелюбовью.

2006.02.11.

К началy