Елена Потехина

У меня есть Душа, голубая от слез...
(Цикл песен)
* * *

Взрослые не учите детей своих подлости.
Властные, не учите их злобе и зависти.
Сильные, не учите звериной жестокости.
Мудрые, не толкайте детей к пропасти.
Пока живет на свете красота.
Расти ее, расти и укрывай
От взгляда вражьего.
Пока еще в ребенке чистота
Храни ее и Душу завещай для Божьего.
Иди по жизни просто и легко.
Не мни ногами нежные цветы.
И помни, что душа твоя цветок
И Богу, несомненно, дорог ты.
Грешные, научите детей состраданию.
Слабые, научите любви и вниманию.
Старые, научите терпенью и кротости.
Слышите?! Оттащите детей от пропасти!
Припев
Сколько в мире великих идей?!
Сколько в мире несчастных людей?!
Сколько вдов и седых матерей.
И отцов, не любивших детей.
Припев


Письмо сестре

Измаялась Душа, пусть тело еще дышит.
Но соки из земли не впитывает плоть.
И хочется взлететь до облака и выше
И новую звезду на небо приколоть.
А знаешь, милая, как больно.
Как по живому снова рвут.
Когда по сердцу сапогами,
Когда по совести не чтут.
А знаешь, милая, как зябко.
Как одиноко по ночам.
Что даже молишься украдкой
И все боишься закричать.
Ах, где бы раздобыть невидимые крылья?
И что еще меня земное тяготит.
Отнекаться от тьмы сегодняшней смогу ль я.
Иначе без меня мой Ангел улетит.
Припев
Учитель Неземной, мне дай Свои уроки
И руку протяни и научи летать.
Я верила в Любовь и чистые истоки.
Я верю в доброту и не умею лгать.
Припев


Зал ожидания

Сердце радостью так и полнится
От покоя в душе незримого.
Что задумано то исполнится,
Составляя поток единого.
Не завидую вашей милости.
Не завидую их величеству.
Ни почету, ни злату- серебру.
Ни наградам, ни их количеству.
Провожаем друзей, прощаемся.
Вся Россия зал ожидания.
Выпьем чарку, всплакнем, покаемся.
Может свидимся, до свидания.
Припев
Поезд подали, поезд тронулся
И поплыли часы вокзальные.
Уезжают седые мальчики
И веселые и печальные.
Припев


* * *

Когда же в нас оборвалась земная связь?
Мы поклонились силе зла, ступая в грязь.
Вокруг чумное воронье, дерьмо и вонь.
И смерть на жизнь из-за куска: Мое, не тронь!
Ах, что ты, глупый человек
Волком крутишься?
Сытно ешь, да сладко пьешь.
Бедным скупишься?
Ведь судьба тебя найдет
И оступишься.
Не слукавишь, не свернешь,
Не откупишься.
Не сберегли росток живой и он поник.
Не стал великою рекой живой родник.
И охватило землю зло в который раз.
И вот угас огонь живой и пробил час.
Припев
И охватило землю зло в который раз.
И вот угас огонь живой и пробил час.
Снимать созревший урожай ночи черней.
Но не для нежных детских ртов, а для червей.
Припев

* * *

Как мне выплакать Любовь?
Как мне горе развести?
Как зимою не мечтать о лете?
Мне обиду не снести, если голову спасти.
Одиноко стало жить на свете.
Кто мне это говорил,
Что я рано полюбил
Одиночество и дальнюю дорогу
Я из дома убежал,
Я страдания стяжал
Я при звездах по ночам молился Богу.
У родимого крыльца
Как-то проклял я отца
И погнал меня по жизни ветер.
Пусть я боли не боюсь.
Пусть я нищих не стыжусь.
Одиноко стало жить на свете.
Припев
Голова моя седа,
Да и что там голова
На Душе моей лежат пятна.
То обидные слова
То постыдная молва.
То моя пред Алтарем клятва.
Припев


* * *

Приходят в мир поэты и пророки,
Вещая миру истину одну.
Живьем глотаю пламенные строки
И вот уже я слышу тишину.
И хаос превращается в порядок.
И пью, и насыщается Душа.
И старый растворяется осадок.
И даже смерть до боли хороша.
А где-то оборвали соловья.
И выстрелом калитка чья-то хлопнула.
Затрепетала нежностью Душа,
Струною натянулась и лопнула.
И вновь и вновь для нас Христос родится.
И ты, мой друг, поди и посмотри.
Живет в веках истории страница.
И светится у каждого внутри.
Припев
А каждый, он пожалуй и не каждый
Все больше мертвых Душ среди живых.
Не каждый, тот, кто встретится, отважный,
Что высвечает темноту других.


* * *

У меня есть Душа, голубая от слез.
И еще Божий Дар понимание слова.
Я люблю эту жизнь без туманов и грез.
И поэтому, кажется, к смерти готова.
Я не просто живу.
Я по жизни иду.

Среди тысяч путей
Я дорогу найду.
Ту, что только моя.
Лишь одну, лишь одну.
И с нее никуда
Не сверну, не сверну.
И еще есть Любовь, что хранится в Душе.
У нее за спиною огромные крылья.
Только их на Земле не расправлю уже.
Крепко держит она. Бесполезны усилья.
Припев
А еще есть друзья, что со мной навсегда
И подставят плечо и из омута вынут.
Все поймут, не осудят меня никогда.
И в часы испытаний меня не покинут.
Припев


* * *

Надену крест и белую рубаху;
Узнаю вас в толпе и улыбнусь.
И молча положу главу на плаху.
Пока я в Духе, Смерти не боюсь.
Боюсь за вас, оставленные зверю,
Обманутые зверем простаки.
Как путники, замерзшие под дверью.
Стучите! Вам отворят, чудаки.
Не идите широким путем.
Этот путь для послушного стада.
Оставляя добро на потом ,
Не приблизить Небесного Града.
Вы в стороне. Но вас не осуждаю.
Век короток. придет и вам черед.
Крута гора и неприступна с краю.
Не каждый смертный на нее пойдет.
Но вам, на зов пошедшие за мною.
Оставлю я записку на столе.
Я напишу уверенной рукою:
Спасайтесь на родимой стороне!
Припев
Храни вас Бог от черного безверья.
Я знаю одиночество обман.
Придет весна и закипят деревья.
Поверьте и рассеется туман.
Поверьте и Душа расправит крылья.
И воссияет сердце, как звезда.
И возродится новая Россия.
И старая проснется навсегда.
Припев

* * *

По всей России храмы побелили.
Но сквозь побелку вышли крови пятна.
По убиенным бабы голосили
И звали болтуны на подвиг ратный.
Верю в спасенье.
Выдержит Россия.
Выдюжит Рас-се-я.
Яко снами Бог,
Яко с нами Бог,
Яко с нами Бог
И крестная сила.
Устала Мать- Земля от поруганья.
Отчаялись отравленные реки.
Ах, братья, не забудьте наши званья:
Славяне, Христиане, Человеки!
Припев
Нарушили торжественную клятву.
Я призываю : Миром к покаянью!
Пока Господь не выступил на жатву.
Нас предают, не верьте обещанью!
Припев


* * *

Мы, как худая разбитая кружка.
Пусто внутри и утеряны корни.
Или сухая древесная стружка.
Так нас назвал Феофан Затворник.
Живем для себя, собираем ложки.
Мыслим в себе и себя величим.
Мы измельчали, подобно стружке.
Также постыдно себя безличим.
Может быть жили, заткнувши уши?
Не замечая чужого горя?
Мы у бессмертья украли Души.
Мы променяли Христа на зверя.
Добрый отец! Мы твое творенье!
Вся человек, если он лишь честен,
Жив по размаху, души веленью,
Всем благородством, чем мир известен.
Припев
Мы по грехам пустоту стяжали.
Коркой стянули свои глубины.
Может быть мало за мир страдали?
Пряча себя за чужие спины.
Припев


* * *

Я вижу гору... Длинные терассы.
На них стоят рядами люди, звери.
Вверху худые странные монахи.
Внизу заборы, сундуки и двери.
Внизу парча, крикливые застолья,
Шум, ропот, ветер.
Вверху цветы, трава, раздолье,
Людей не много, тишина и вечер.
Мы в суете и хаосе движенья
И от чего-то главного вдали.
И часто принимаем отраженье
За дивный свет Божественной Любви.
Но снизу вверх не видно ходоков.
Все что-то делают, но топчутся на месте.
Напоминая чем-то стариков,
Или жуков, увязших в тесте.
Им снизу не видна
Вся полнота красы высокогорья.
Подножие несчастная страна.
Хвастливости, чванливости и горя.
Припев

* * *

О, Господи, почто Душа земная.
Так тяготится жизнию земной.
Я здесь родилась, я не знала Рая.
Приснился ли мне грешнице покой.
И сладостно мне горькое рыданье.
И сердце разрывает от любви.
Я провожу в молитве и в молчаньи
Последние, отпущенные дни.
Живет во мне Любовь, терзает Душу.
И просится Любовь из сердца вон.
Но под ноги несчастную не брошу.
Пробьет мой час внесу ее на трон.
А дни летят, и вечность на пороге
И годы растворяются в веках.
И все, кого я встречу на дороге
Уже отпели чашу и в венках.
И всем, кто мне в любви протянет руку,
Готова всю себя взамен отдать.
Готова с ними я идти на муку.
Готова с ними я себя распять.
Припев


* * *

Я верю, что Творец и Врачеватель
Хранитель мудрый и Наставник наш.
Ты Разрушитель тьмы и Созидатель
Иного мира и его же страж.
Учитель строгий, нежный и терпимый.
Нас шаг за шагом за Собой ведешь.
Любой из нас живет, Тобой хранимый.
Ты все простишь, но не прощаешь ложь.
К Тебе несем обиды и печали.
С Тобою у обрыва на краю.
С Тобой по силам все, любые дали,
И я с Тобой, как с равным говорю.
Святой Родник, живительный и чистый
Нам глубины Твоей не осознать.
Неугасимый теплый Свет лучистый.
Мы дети. Ты заботливая Мать.
Ты учишь нас ходить, молчать и слушать.
И облик человечий принимать.
Ты наша совесть, Ты глаза и уши.
К Тебе идем мы раны врачевать.
Припев


* * *

Любое насилие суть беснованья.
Любое безумье духовная смерть.
Преступное в прошлом не терпит молчанья.
Платить, господа, ничего не стереть.
Платить, господа, полной мерой по счету.
Платить за убийства, за ложь и за месть.
За темные мысли, за горе, за смуту.
За то, что не смыто, за то, что не счесть.
Платить, господа, старый век на исходе.
Другим поколеньям на сцену всходить.
Ужели оставим детей кредиторам?
Платить, господа! Непременно платить!


* * *

Нерастраченной нежности сердце уже не вмещает.
Но, подруга, оставь при себе свой ненужный совет.
Словно в прорву бездонную время мое улетает.
Только я не спешу, впереди еще тысячи лет.
Только я не грущу,
Быть непонятой это не диво.
Я немного устала,
Но вовсе на жизнь не ропщу.
Я хочу научиться прощать
И прощаться красиво.
И когда-нибудь птицей
К далеким друзьям улечу.
Только к небу подняться мне духу еще не хватает.
А земля тяжела, да и я не от мира сего.
Так живу, и Душа меж землею и небом летает.
Боже, дай мне Пречистого Духу испить Твоего.
Припев


* * *

Ушли друзья, оставили родные.
Любимые предали палачу
Не знаю, почему они такие.
Я больше обмануться не хочу.
Ах, этот лунный свет в окне!
Только одиноко мне.
Одиноко мне и тяжко
На родимой стороне.
Эх и тяжко мне!
Моя Душа подобна рваной ране.
Любая грязь смертельна для меня.
Всем верю и любой меня обманет.
Но я живу, обиды не храня.
Припев
И кажется к предательству привык я.
И каждый день я новой боли жду.
Но все же остаюсь открытой книгой.
Мечтаю сеять мир, а не вражду.
Припев
И все же я врагов своих прощаю
И каждого по-своему люблю.
И быть любимым хоть чуть-чуть мечтаю.
И Пресвятую о Любви молю.
Припев

* * *

Мой друг, не сотвори себе кумира.
Ты посмотри, как все вокруг живут.
Мы все грешны и грешен наш приют.
Мы странники отверженного мира.
Мой брат, не верь возвышенным словам.
Уму милей тернистая дорога.
Пойдем по ней, не сетуя на Бога.
И пусть парча достанется не нам.
Единожды солгав, приходится лукавить.
И истину предав, приходится молчать.
Пишите в чистовик, набело, чтоб не править.
Нет средства, чтобы смыть лукавую печать.
Единожды прозрев, от трудности не прячьтесь.
От истины уйдя, увязните во лжи.
Пишите в чистовик, набело, чтоб не править,
Чтоб не мешать другим, как сорняки во ржи.
И пусть нам намекают на юродство.
Мы стерпим, мы же сильные с тобой.
Я верую в вселенскую Любовь.
Придет она, а с ней ее господство.
Мой верный друг, себе не измени.
И чистоту в пути не растеряй.
Мечту по пустякам не разменяй
И Душу для большого сохрани.
Припев

* * *

До боли Душу вытрясаю.
Прочь пустота! Ничтожна, зла.
Как сор из дома выметаю,
Чтоб темнота не заползла.
Я не храню в Душе утраты.
Я заполняю пустоту.
Цветами, запахами мяты.
Я одиночества не чту.
Я с детства думаю о смерти.
Но даже если я умру.
Ты вы, друзья мои, не верьте.
Я притворилась, я вам вру!
Мне от людей не спрятать сердце.
Я с ними плачу и пою.
Тем больше света получаю,
Чем больше людям раздаю.
Припев
Конец разумного начала.
Кто горд, тот одинок и слеп.
Мы отдаем ничтожно мало.
За то вкушая вечный хлеб.
Припев

* * *

Звезда растаяла ночная.
Под утро в небе растворясь.
Перекрести меня, родная.
Украдкой, робко, чуть стыдясь.
Мама, мама. Милая моя.
Добрая, родная, светлая.
В стареньком платочке
У окна сидишь.
Встретишь и проводишь, и простишь.
Ладошкой губы прикрывая,
До поворота проводи.
Ах, не грусти, моя родная.
Довольно грусти впереди.
Припев
Холодной розовой полоской
Поплыл над городом рассвет.
Перекрести меня, родная.
И пожелай мне долгих лет.
Припев

* * *

Как найти мне дорогу в затерянный Рай?
Кто мне руку протянет в начале пути?
Я у пропасти смело ступаю на край.
Что ж ты, сердце, прижалось, не бойся, лети!
Я зову летать павших ангелов.
Я зову мечтать падших ангелов.
Чтоб открыть глаза спавших ангелов.
Я сама над пропастью взлечу.
Ну, а кто не ходил босиком по росе.
Кто ни разу не пробовал птицею стать.
Тот осудит: "Она, не такая, как все!
Сумасшедшая! Учит бескрылых летать!"
Припев

* * *

Покойно нам, коль нас не задевая ,
Идет чужою улицей беда.
И в траурных платках чужие жены.
И на чужих могилах лебеда.
Пока не грянет, головы не вскинем.
И не помянем: "Господи, прости".
Тепло и сытно, только сердце стынет.
Оно остынет, если не в пути.
Если сердце открыто для боли
И оно беззащитно от зла.
То оно не погибнет в неволе
И его не окутает мгла.
Одели полной мерой несчастных.
Станет больше горячих сердец.
Одаренных и к свету причастных.
Тех, кто носит терновый венец.
Не дайте сердцу нежиться в покое.
Заставьте сердце бешено стучать.
Оно, как солнце, вот оно какое.
Учите сердце для других сиять.
Несите свет, как хлеб, любовь, как воду
Да не иссякнет чистый ваш родник.
А сколько можно напоить народу!
И сколько нищих можно накормить!
Припев

* * *

Не молитесь Богу на базаре.
На земле достаточно пустынь.
Оттого ль мне неуютно в храме,
Рядом у захватанных святынь.
Крест не налагаю торопливо
И молитву в спешке не шепчу.
На ходу не каюсь, суетливо.
Бог наставит, я вас не учу.
Не сверяйте по звездам дорогу,
А по сердцу идите вперед.
Не беда ошибетесь немного.
Через сердце отыщете брод.
Через сердце получите помощь.
Есть великая сила Любовь.
И звезда вам укажет дорогу,
Если в сердце горячая кровь.
Нет, не от гордыни эти речи.
Вдумайтесь, и это не слова.
Разве можно Богу ставить свечи,
Чтоб быстрей соседка умерла?
Кто нам право дал судить другого.
Разве шли мы по его пути?
Нам бы к Богу снова возвратиться.
Мы ж хотим от Дьявола уйти.
Припев

* * *

Не пугайте адом грешников.
Они порожденье адово.
Из черного теста замешаны.
Не нужно их Раем радовать.
На краю у пропасти зловещей
Посмотрите в черные врата.
И оттуда, протягая клещи,
Бездна вдруг на вас посмотрит та.
И потянет холодом с ущелья.
И когда отпрянете назад.
То молите Бога о прощенье,
Что одной ногой ступили в ад.
Не прельщайте земных величием.
Что покой, если рядом черные.
Золотой мишурой увешаны.
На Россию слетелись вороны.
Припев
Не пророки беду накликали.
По заслугам счета приходятся.
По крестам молотки застукали.
Вот и чаша, пора, как водится.
Припев

* * *

Знаешь, мне уже быль больно.
Мое тело уже рвали на части
Я уже отпил из своей чаши.
Но жива Душа, и она вольна.
Она вольна сделать свой выбор.
Идти или нет дорогою чести.
Или предаться постыдной мести,
Выбрав обителью пьяный табор.
Блажен, кто ищет, смел идущий.
Блажен, кто голоден, кто гол.
Блажен молящий и дающий.
Что чист и Богом просветлен.
От тьмы бежит просящий Света.
И знает цену доброте.
Коль на земле ты ждешь рассвета,
То встретишь утро на кресте.
О, безумное наше время!
Больше кого дураков или нищих?
Крах эшелонов верхних и нижних.
Пустыня, и некуда бросить семя.
Но не страшусь отдернуть полог.
Чистая совесть готовность к смерти.
То, что положено мне отмерьте.
Путь мой и терпок, но он мне дорог.
Припев

* * *

Правда это гребень и плетка.
Даже в добрых руках может ранить до слез.
Правда эта хрупкая лодка.
Среди бешеных волн мчит на лживый утес.
Правда это крепкий напиток.
Только несколько фраз. Подожди закушу.
И подобная стуку калиток.
Уходящих друзей я себе не прощу.
Больно, как же пить тебя больно.
Как же горек твой вкус и солен на губах.
Если же вам правды довольно,
Пейте сладкое зелье в медовых устах.
Припев
Правда, почему так жестока?
Ты всегда осуждала и жалость и ложь.
Правда, ты всегда одинока.
Но в защиту скажу:
"Это правда, не трожь!"
Припев

* * *

Я запру свое сердце и ключ потеряю.
И тогда заживу, над другими смеясь.
Стану много мудрей. И друзей выбирая,
Я на плот не ступлю и не вляпаюсь в грязь.
Перестану искать где тут ложь, где тут правда.
Вся земля отразилась в кривых зеркалах.
Сотни мнений, а истины нет и по праву
Лучше наши сердца подержать на замках.
Я запру свое сердце и ключ потеряю.
Больше в сердце свое никого не пущу.
Как зверек в своей норке, припасы считая,
Буду жить. Я покоем себя укрощу.
Я запру свое сердце. Я ключ потеряю.
И тогда заживу, над другими смеясь.
Только стоит ли жить на замке я не знаю,
Не паря в облаках и не падая в грязь.
Разве можно так жить, за других не страдая?
Потерявши свой крест и от чаши уйдя?
Разве можно прожить не любя, не мечтая?
Не прощая, не милуя и не щадя?
Припев


Узникам Сталинских лагерей посвящается

И опавшие листья о жизни шептали.
Их уставшие дворник в кучу сметали.
Их упавшие лица уныло молчали.
Было в шепоте листьев немало печали.
Ожиданье беды. Ожидание боли.
Ожиданье судьбы. Ожидание доли.
Ожиданье обиды и привкуса соли.
Хуже нет ожиданья неволи в неволе.
Что за замкнутый круг? Что за крест неподъемен.
Всюду ночь без конца. Всюду стон неуемен.
Нас пригнули к земле и стали мы вровень
С эталонами пней, и теперь смотрим в корень.
Мимо шел одинокий, усталый прохожий.
Угловатый, смешной, на других не похожий.
Под ногами прохожего листья шептали:
"Вы никем, никому почему-то не стали".
Припев
Но не слушал прохожий обидные речи.
Листья дружески хлопали серые плечи.
Все сутулился он и ступал там, где сухо.
Его дома ждала не жена, смерть-старуха.
Припев

* * *

Скажи, затравленная совесть.
За что тебя нигде не ждут?
За что ты сделалась изгоем?
Тебя уже на ветошь рвут.
Тебя уж даже не меняют.
Другой в ходу теперь товар.
С тобою в крестики играют
На животе тюремных нар.
Как некрасиво мы живем!
Как некрасиво умираем.
Мы свой законный хлеб жуем,
Свой крест от предков принимаем.
Как эстафету, как пакет,
Как факел, как тяжелый меч.
Чтоб пронести сквозь толщу лет,
Чтоб сохранить для новых плеч.
Их пальцы в золото одеты.
За их спиною тишина.
Их лица-маски злы и сыты.
Умны и знатоки вина;
Витая лестница упреков.
И с грубой лживостью перил.
Как из источника пороков
Струится кровь с железных жил.
Припев
Скажи, затравленная совесть,
За что тебя нигде не чтут?
И поколения сменяя,
Уже без совести растут.
Звенит, гремит, грохочет время
Уж камнепадом, не песком.
Грядут эпохи и столетья.
А мы родимся босиком.
Припев

* * *

Заполни мне душу теплом,
Мой преданный друг, мой учитель.
Надеждой и светлым добром.
Храни меня, Ангел-хранитель.
Ходить научи по углям.
Ступать под поток водопада.
Не верить холодным глазам.
Стоять под ударами града.
Я надену на голову
Тишину вечеров.
Я умоюсь прохладою
Запоздалых ветров.
Обмотаюсь туманами.
Опояшусь зарей.
Поплыву тихим странником
Над родимой землей.
Закрой меня, Ангел, закрой
От ветра холодного, злого
Своим всемогущим крылом
Мне счастья не надо иного.
Спаси меня, Ангел, спаси.
Зажги мне фонарик надежды.
Из мрака меня унеси,
Одев неземные одежды.
Припев
Спаси меня, Ангел, спаси.
Зажги мне фонарик надежды.
От мира меня унеси,
Где снобы, лжецы и невежды.
Святою водою умой.
Даруй мне покой и прощенье.
И только глаза мне открой
И празднуй мое воскресенье.
Припев

* * *

Где ты ходишь, далекое счастье?
С кем ты делишь уют и тепло?
Отчего мне досталось ненастье,
Только ветер холодный в окно.
Только злые морозы, да вьюги.
Проливные дожди, да снега.
Я сегодня мечтаю о друге,
А назавтра встречаю врага.
Паутинка озноба.
Я устала от встреч.
Мне чужого не надо.
Мне свое не сберечь.
Где ты ходишь, далекое счастье?
С кем ты споришь, прощаешь кого?
Ты меня разрываешь на части,
Освещая чужое окно.
Я тебя проглядела, наверно.
Я тебя обошла стороной.
О великом созвездьи мечтала
А теперь на планете чужой.
Припев

* * *

Мы садовники в сердце.
Сами сеем обиды.
И растим недоверье,
На тоску слезы льем.
Ну а нежность и жалость.
Сорняками считаем.
Вырываем их с корнем, и бросаем, и мнем.
Мы часто огорчаемся
Когда с мечтой прощаемся,
Когда с судьбой встречаемся, далекой от мечты.
И наши огорчения
Достойны сожаления.
И наши дни вчерашние сожженные мосты.
И хочется надеяться,
Что жизнь не просто мельница.
И что от нашей юности останется зерно.
Когда-нибудь просыплется
Не все же перемелется.
И под весенний теплый дождь не вдруг взойдет оно.
Что же мы пожинаем? Что же выросло в сердце?
Нет ли фруктов заморских? Нет ли дивных цветов?
В сердце черная зависть. В сердце холодно, пусто.
В сердце ветер гуляет. Пыль от грязных следов.
Припев
Мы садовники в сердце. Сами почву готовим.
Назначаем культуры, выбираем уход.
Отчего же бывает, лишь трава вырастает.
Свет в Душе застилает даже в солнечный год?
Припев

* * *

Я живу под знаком смерти.
Путеводною звездой мне она на этом свете...
Год за годом чередой...
Не храню вчерашних писем.
Дум вчерашних не коплю. Мне ль надеяться на завтра?
Я сегодня отгорю.
Ты не шел ко мне с печалью,
В сердце грел уголек.
Просто ты устал с дороги,
Заглянул на огонек.
Я винить тебя не смею,
Не дарили мы колец.
Где кончается начало,
Начинается конец.
Отболею, отмечтаю, отлетаю, отпою.
Подожди меня, седая. Дай допить судьбу мою.
Не зови меня так скоро. Жизнь во мне еще тепла.
Дай мне насладиться болью, что из сердца истекла.
Припев
Я тебя не позабуду.
Обещаю, срок придет, я сама к тебе прибуду.
Только свой всему черед.
Обещаю, обещаю. Только гляну в небеса.
И еще перед уходом посмотрю тебе в глаза.
Припев

Песня ямщика

По площади ехала тройка.
Ямщик невеселый сидел.
Вокруг было шумно и бойко.
А он все куда-то глядел.
Скажи, отчего так тревожен?
Кого ты там ищешь в толпе?
Красив и по-доброму сложен.
Сапожки на ладной стопе.
Скажи, что за боль тебя гложет?
Какая на сердце тоска?
Никто мне теперь не поможет.
Одна гробовая доска
Мне путь мой казался невинен.
Я звал одну деву замуж.
Я сам себе нонче противен,
Что предал святую из души.
Над нею я зло посмеялся.
Два дня, как пропала она.
И вот я пред Богом остался.
Сыграл надо мной сатана.
А вечером пью до безумства
И бьюсь головою о стол.
Себя я кляну за распутство
И прячу у деверя ствол.
Будь проклят черные кудри
И черные брови мои.
Я воле страшился неволи,
А нонче пропал без любви,
Она мне ни слова упрека
Она же чиста, как цветок.
Ах, где тут трактирная стойка.
Мне водки, мне водки глоток.
Я давесь возил одну пару.
Венчались в Никольском оне.
Как гляну, так вижу Тамару
И все еще будто во сне.
И где не искал, все впустую.
Ушла неодетой в метель.
А я, будь я проклят, тоскую.
Держу непритворенной дверь.
Эй, Васька, не спи, дай-ка водки.
Со мною ее помяни.
Мне впору бы нонче колодки.
Что, там ли лошадки, взгляни?
На площади тройка стояла.
Уж снегом коней занесло.
Нашел ямщика вышибала
Уж утром, когда рассвело.
Его первая жена научила пить вино.
Научила целовать, да с тоской глядеть в окно.
Его первая жена раскрасавица была.
Непутевая жена поутру с другим ушла.
А вторая, горяча, научила бить с плеча.
Научила не жалеть, научила не прощать.
Только сердцем холодна, не уютна, не добра.
Прочь из дому прогнала, не дождавшись до утра.
А он третью не любил, а он третью не берег.
Потому и загубил, потому и занемог.
Только впалые глаза, только серое лицо.
И осталось на трюмо обручальное кольцо.
И четвертая жена не замедлила прийти.
Только больно уж стара.
Впору под руки вести.
Скоро он ее признал, но кольцо не забрала.
Засмеялась и его за собою увела.

* * *

Не ходите на врагов своих с мечом.
Не ходите на врагов своих с бичом.
А идите на врагов своих с лучом Надежды.
Это демоны пируют. Им кровь,
Только лучшее оружье Любовь.
Так поверьте же скорее в нее невежды.
Может растопить она лед любой.
Может крылья развернуть за спиной.
Может научить летать высоко,
Была бы Вера.
Так не следует бояться врагов.
Если лучшая защита Любовь.
Если строгий приговор: "Возлюби!"
Высшая мера.

* * *

Матушка прости меня. Родная помилуй.
Ты верни мне детство, детство на денек.
Не буди поутру, не зови по имени.
Не гневись, не кликай: "Маменькин сынок!"
Матушка, родимая. Солнышко не встало.
Петухи не пели. На дворе темно.
Матушка, родимая. Знаю, рано стала.
Ну, еще минутку. Если все равно.
Матушка, прости меня. Родная, помилуй.
Скоро будет дедом маленький сынок.
Кем-то зря обиженный и такой же паинька.
Сел бы к маме на руки, если б только смог.
Матушка, прости меня. Родная, помилуй.
Многого не ведал. Многого не знал.
Ах, была бы матушка. Приласкала б, родная,
Сердце отогрела бы, все б ей рассказал.
Матушка, родимая. Вот уж солнце встало.
Петухи пропели. Шум на мостовой.
Что ж не разбудила ты.
Пожалела маленький.
Твой сынок маменькин.
Дедушка седой.

* * *

Мы были камни, глыбы, валуны.
Так непохожи формою и цветом.
Мы были беззаботны и вольны.
Мы спорили с дождем и вольным ветром.
Но беспощадный пенистый прибой
В безумной злобе с места нас сорвал.
И закружил и ввергнул воле волн.
И над бессильем нашим хохотал.
Припев: Отшумел ураган.
Отгремела война
Только в наших глазах
Та же боль и вина.
Нету с нами друзей.
Далеко острова.
Только сердце болит
Только память жива.
И вот бросало нас, катало нас.
Ломало нам колючие бока.
И шлифовало друг о друга нас
Волною из подножья маяка.
Теперь мы просто камушки на дне.
Круглы, голы, похожи друг на друга.
И только по рисунку на спине
Узнаешь неотесанного друга.
Припев
К началy