Иеромонах Роман

Пускай по мне злорадствуют в аду,
И жар геенны душу обжигает.
К Святей Твоей иконе припаду,
Моя Отроковице Преблагая !

О, Цвете несказанной чистоты !
Душа моя к Тебе взывает стоном:
Заступнице моя, когда б не Ты,
К кому б еще прибегнул недостойный ?

Мой верный Ангел, далеко стоя,
Скорбит и плачет о моем лукавстве.
Не оттолкни ж, Владычице моя,
Когда пойду, убогий, по мытарствам.

О, как предстану я пред Судией ?
(Замри, душе, заранее рыдая)
О, Дево, будь поддержкою моей,
Пред Ним моим последним Оправданьем.

Рыдай, душе, покуда время есть,
Откуда ложь, откуда зло - не знаю.
За Сына Твоего готов на крест,
И сам же, окаянный, распинаю.

Моя Царице, Радосте моя,
Хоть Ты меня не осуди, настави,
И пусть мне ад. и из геенны я
Тебя благословлю, о, Пресвятая.

19 июня 1982 г.,
г. Печоры


Отложим попечение,
Покаяния пора наста.
Послушаем, братие, пение
Дней Великого поста.

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя.

Пела братия простая,
Как в обители поют.
И мелодия святая
Утешала скорбный люд.

Вздохи слышатся и стоны:
"Боже, не оставь меня".
И юродивый поклоны
Бьет, веригами звеня.

Эту скорбь не измерить,
Тяжко сетуют басы:
"Покаяния отверзи ми двери",
Горько плачет блудный сын.

А звонарь знаменитый
Навевает звоном грусть,
Разве ты была убита,
О, моя Святая Русь ?

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя.

27. 01. 85.


МОЛИТВА

Прозрев необратимо поздно,
Что лето зеленело зря,
Кленовые роняя слезы,
Молилась полночь октября.

Мотив божественный мерцая,
Светила развевали тъму.
Ряды деревьев чернецами
Внимали звездному псалму.

Луны блестящее кадило
Курилось дымкой облаков.
И все пустое отходило
Затихнуть где-то далеко.

И я, перебирая листья,
Шептал раскаянья слова:
Очисти, Господи, очисти !
Душе моя, почто мертва ?

И моему настрою слитно
Со всех сторон, со всех концов
Пел "Да исправится молитва..."
Хор придорожных чернецов.

Преображение Господне,
19 августа 1981 г.


Раскрою я псалтирь Святую,
Свечой лампаду затеплю,
Наброшу мантию худую,
С Давидом вместе воспою.

Господи, Господь наш,
Яко чудно Имя Твое.

В окно глядит, не наглядится,
В морозном ободе луна.
На пожелтелые страницы
Вливает чистый свет она.

Царю Царей, Одежда нищих,
Ты миру дал на помощь Мать.
Ее, Взыскание погибших,
Быть может и меня взыскать.

Душа подстреленною птицей
Как жизнь, впивает словеса
И воском от гвечи струится
В ладонь горячая слеза.

На каждой славе бью поклоны
За тех, кто друг и недруг мне,
А на душе светло, покойно,
Как этой ночью при луне.

Никто молитвы не отымет,
Лишь только зазвучит псалтирь.
Горит крестами золотыми
Псково-Печерский монастырь.

1985 г.

Что, Адам, сидишь ты против Рая
Птицей обреченною в сетях ?
И на место чудное взирая
Руки простираешь, как дитя.
Раю, мой Раю,
Раю, мой Раю.
Птицы забились в гнезда,
Мир в этот миг не дышал.
Плачь же, пока не поздно
Вместе с Адамом, душа.
Раю, мой Раю,
Раю, мой Раю.
Все живое, тем словам внимая,
Плакало, Адам, вместе с тобой.
О, душе, унылая и злая,
Если б ты постигла эту боль. Раю, мой Раю,
Раю, мой Раю.
Ныне на что надеюсь ?
Весь уж в геене горю !
На небо взирать не смею,
Только Адаму вторю.
Раю, мой Раю,
Раю, мой Раю.
Ангеле, хранитель, не отрини,
Что склоняешь скорбную главу ?
Иль меня Господь из Книги жизни
Вычеркнул, как сорную траву ?
Раю, мой Раю,
Раю, мой Раю.
Слезы, струясь потоком,
Смойте всю скверну с меня !
Не был в аду потопа,
Видно, рожден для огня !
Раю, мой Раю,
Раю, мой Раю.
24. 01. 85.


Бом, бом, бом - утро растревожено,
Бом, бом, бом - глушит птичий гвалт.
Бом, бом, бом - спешите в храмы Божии,
Бом, бом, бом - пока еще, пока еще звонят.

Русь Святая зовет,
Звон плывет, как встарь.
Русь Святая живет,
Пока звонит звонарь.

Бом, бом, бом - где ж вы, сыны русские,
Бом, бом, бом - почто забыли Мать ?
Бом, бом, бом - не вы ль под эту музыку
Бом, бом, бом - шли парадным шагом умирать ?!

Шли вы за Отечество без выстрела единого
И под пулеметами выравнивали ряд...
... Выклевали птицы очи вам, родимые,
Павшие за веру, за Царя.

1985 г.

Жду тебя напрасно я
И в метель и в дождь,
Солнце мое Ясное,
Скоро ль ты взойдешь ?

Душу исцелило бы,
Заглушило б крик.
Солнце мое милое,
Покажись на миг.

Всматриваюсь пристально,
Но просвета нет.
Радость моя чистая,
Невечерний Свет.

Нет, не понапрасну я
Так молил судъбу.
Встало Солнце Ясное,
Осветило путь.

Так восстань, душе моя.
Умолчи от слез.
С нами Солнце Истины
ИИСУС ХРИСТОС.

1975 г.

Радость моя, наступает пора покаянная,
Радость моя, запожарилась осень вокруг,
Нет ничего на земле постоянного,
Радость моя, мой единственный друг.

Желтое, красное - все разноцветное,
Золотом, золотом устланы рвы.
Прямо в лицо роднику безответному
Ветер повыбросил мелочь листвы.

Затосковали деревья бесправные,
В ризах растерзанных гибели ждут.
Лишь золотые Кресты Православные,
Радость моя, нас в бессмертье зовут.

Радость моя, эта суетность грешная
Даже на паперть швыряет листы.
Но возжелали покоя нездешнего
Белые Церкви, Святые Кресты.

Их не прельщают купюры фальшивые,
Не привлекает поток золотой,
Нужно ли Вам это золото лживое,
Вам, лобызающим вечный покой?!

Белые Церкви светлеются издали,
Благовествуя о мире ином,
Живы еще Проповединки Истины,
Радость моя, не скорби ни о чем.

Белые Церкви исполнены кротости,
Ими доднесь освящается свет.
Радость моя, что кручинишься попусту,
Белым Церквам нынче тысяча лет.

Выжили Вы, бессловесные Зрители,
Бури прошли, расточились врази.
Сколько всего за века перевидели
Белые Церкви, Осколки Руси ?

Белые Церкви плывут в Бесконечности,
О, Кладенцы неземной Чистоты !
Непокоренные Граждане Вечности,
Белые Цериви, Святые Кресты.

Вас не касаются запахи тленные,
Этот октябрьский отчаянный пир.
Белые Церкви - Твердыни Вселенныя,
Не устоите - развалится мир.

Звон колокольный летит сквозь столетия,
Встретим же в Храме молитвенный час:
Радость моя, мы с тобой не заметили;
Осень уже за порогом у нас.

Сентябрь 1987 г.

Ликует Рим в языческом весельи,
Заполнены трибуны неспроста.
Выводят на арену Коллизея
Служителей распятого Христа.

Патриции, взяществом блистая,
Не драли горло и непотребном "бис",
Не тыкали в страдаюших перстами,
Достойно опускали пальцы вниз.

Наверное, большое наслажденье
Испытывал народ от этих встреч.
И тех, кто обречен на усеченье,
Согласно знаку поядает меч.

О, воины, почто забыта слава,
Вчера герои, нынче палачи.
Всех потешая зрелишем кровавым,
О беззащитных тупите мечи.

И вновь ведут на новое мученье
Того, кто стар, и кто кричаще юн.
И всех приговоренных на съеденье
По одному бросают ко зверью.

Но тихий отрок, сам идя на муки,
Перекрестился, слыша грозный рык,
Прижал к груди крестообразно руки,
На небо поднял просветленный лик.

И царь зверей, подняв завесу пыли,
Раскинулся, рыча, у детских ног.
И точно гром трибуны возгласили:
- Велик и Славен Христианский Бог !!!

Блаженны Вы, невинные страдальцы,
Молитесь Богу день и ночь за нас.
Наверняка опущенные пальцы
Готовит нам уже грядущий час.

Святая Русь, Расеюшка, Расея,
Сидишь над вавилонскою рекой,
А впереди - застенки Коллизеев,
До них осталось нам подать рукой.

Когда, душе, придет пора мучений,
И призовет тебя Господь на крест,
- Любители кровавых развлечений,
Благословляю ваш безмолвный жест.

Да укрепит тебя, душе, Всевышний,
Когда настанет наш с тобою срок,
Одно бы только нам тогда услышать:
- Велик и Славен Христианский Бог !!!

Ликует Рим в языческом веселье,
Заполнены трибуны неспроста.
Выводят на арену Коллизея
Служителей Воскресшего Христа.

17 июля 1987 г
г. Печоры

Страх Господень - авва воздержания,
Воздержанье дарит исцеление.
Лучшая поэзия - молчание,
Лучшее молчание - моление.

Лучшая молитва - покаяние,
Покаянье тщетно без прощения.
Лучшее пред Богом предстояние -
В глубине высокого смирения.

Я забудусь в таинстве молчания
Пред иконой чудной - УМИЛЕНИЕ.
Да очистят слезы покаяния
Высшую поэзию - моление.

28 марта 1991 г.


Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, - жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

8 августа 1990 г.
П. Кярово


Сеем рожь, а косим лебеду,
Непрестанно ищем виноватых.
Строим рай, а вертимся в аду,
Узнавая в ближнем супостата.

Словоблудьем залита земля,
Каждый норовит в евангелисты
И к кормушке, дабы опосля
Самому свернуть с тропы тернистой.

Плоть ликует, Дух уничижен,
Суета перечеркнула Вечность.
И страну десницею чужой
Волокут куда-то на увечья.

Наши души, от тоскливых дум
Обессилив, примирились с ложью...
Потому и сеем лебеду,
Называя всеянное рожью.

31 января 1993 г.
Г. Каменец



Канон прп.Андрея Критского

Пост с молитвой сердце отогреет,
Над землею колокольных звон.
Преподобный отче наш Андрее,
Горько читаю твой святой канон.

Что, душе, откуда плакать станем
О прошедших окаянных днях?
Возопий и сердцем и устами:
- Боже, помилуй, не отринь меня!

О Адаме, первый человече,
Пал в раю и плакал без конца.
Плач, душе, и ты стоишь далече
От своего Владыки и Творца.

О душе, доколе окаянна?
Уподобясь Еве, впала в грех.
Принеси же ныне покаянье
Господу Богу и Владыке всех.

Был изгнан достойно из Эдема
За одну лишь заповедь Адам.
О, душе, с тобою будем где мы,
Все приступая многия года?

О, душе, на что твоя надежда?
Пост и плач оружием возьми,
Облеклась в раздранные одежды,
В те, что исткал советом древний змий.

О, душе, конец уж недалече,
Воспряни, при дверех Судия.
Нам с тобою оправдаться нечем,
Что ж ты мятешься, о душе моя?!

Надо мной опять сомкнулись воды,
Жизнь проходит как кадильный дым.
Был Иосиф братиею продан,
Ты же, душе, продалася злым.

Устрелен стрелой прелюбодейства
Пал Давид, но покаяньем встал.
Ты ж, душе, жила лукаво с детства,
Делала злое, позабыв Христа.

О, душе, душе моя восстани,
Близ конец, и не имеешь слез.
Возопи и сердцем и устами,
Да пощадит тя Иисус Христос!

Припаду к Нескверной Голубице,
Весь в грехах к Пречистой припаду,
Не оставь, Всепетая Царицу,
Зришь нашу скорбь и нашу беду.

О, Андрее, отче преблаженне,
Пастырю Критский, я тебе пою.
Да избегнут новых прегрешений
Чтущие верно память твою.

24 марта 1987г.
г.Печоры


Молись, народ!

Мне говорят (уж эти богословы!) -
Господь один, да разные пути.
Пора забыть оплошности былого,
И вместе ко спасению идти.
Даешь любовь! Да здравствует терпимость!
Никто не прав! Никто не виноват!
Вне всяких вер над всеми Божья Милость!
Все хорошо, и Ангел бесу брат!
Несутся отовсюду кривотолки,
Кто дескать может Истину объять?
Мол, зеркало разбилось на осколки,
И наша цель все заново собрать!
Лукавый люд! Почто блукать словами?
(Да сгинут Православия врази!)
Ведь зеркало, составленое вами,
Обезабразит, но не отразит.
О, древней башни новые прорабы,
Кому на пользу вавилонский лад?
Я и гроша за истину не дал бы,
Которую сплели из полуправд!
Неслыханное ныне ослепленье,
Подмен или измен угарный дым:
Величить отступленье просвещеньем,
Гордиться отступлением своим!
Охальники родимого порога,
Доколе околесицу пороть?
Да, Бог один. Откуда ж истин много?
Или уже не Истина - Господь?
А тьме и Свету не соединиться!
Не прогадай, благовеститель лжи.
Коль издыхал у собственной пшеницы, -
Спасешься ли у сорников чужих?
О, сеющие пагубное семя!
Не загорами воздаянья час!
Что широта, возлюбленная всеми?
Бог уготовал узкий путь для нас.
Экуменизм - постылая блудница!
Она душой о чадах не болит.
И дом ее со срамом разорится
Погаными, с кем пред детьми блудит.
О, кривовер! Не сам ли раздвоился,
Головушкой вертя по сторонам?
Иль позабыл? - Христос не разделился,
И вера благодатная - одна!
Молись народ! О Чистоте радея,
От Храма Божьего не отврати лица.
Не отпадай, внимая блудодеям,
Но стой за Православье до конца!


***
Когда часы пробьют двенадцать,
Напоминая о былом,
Не торопитесь подвизаться
За шумным праздничным столом.
Не призываю к воздержанью:
Глухим призванья ни к чему.
Иная жизнь, иное званье, -
Дай, Боже, выплыть самому.
Но призадумайтесь, кто слышит,
(Все не убудет коньяку), -
И мальчик радуется лыжам,
Не зная, что свернет башку.
Но что слова? Гремит гитара,
И кто-то пляшет от души.
А новый год - брательник старым,
Давай, губерния, пляши!
А в пляске той - ан показалось? -
Веселости - на медный грошь.
Что ж, хоронясь за разудалость,
Об пол ногой с тоскою бьешь?
Угомонитесь, в самом деле!
Гулянье катится к утру.
Ах это бурное веселье,
Как говориться, не к добру.
Затихнут гульбища мирские,
Когда последнее допьют...
И если праздники такие,
То что же будни? Бедный люд!
1 января 1995 Скит Ветрово

***
А на этой земле никому не успеть,
Богатящийся много оставит.
Ублажаю тебя, сотаинница Смерть,
Ублажаю живыми устами.
Если Смерть избавляет от бОльших утрах,
Если всяк пораженьем помечен,
Слава Богу, никто не вернется назад,
Слава Богу, никто здесь не вечен.
Все не наше кругом, все чужое окрест,
Не сродниться нетленному с тленом
Вот и рвется душа из земных этих мест,
Тяготясь кратковременным пленом.
Загостилась она. Не пора ли домой?
Покаянье спровадит в дорогу...
У исхода явися, Хранителю мой,
Тих и радостен, буди подмогой.
5 марта 1994г.Скит Ветрово

***

О чем шумим за морем океаном,
Волнуя наши грустные края,
Мари и Жан - Мирии и Ивану
Шлют гордо обвинения своя,
И их отцы - о, правдолюбцы в рясах,
Наверно ж, от духовности большой
Трубят во все концы российским массам
Что дескать, все у нас не хорошо:
И духовенство наше мол, с изъяном,
И даже в церкви благодать не та,
И лишь у них, за морем океаном,
Да смолкнут нечестивые уста!
Кому, кому, не вам бы в нас копаться
И очернять надгробия могил,
Где были вы, заочные страдальцы,
Когда безумец смертью нас поил?
Чем вы гордитесь? Тем что не продались?
Пустая гордость, кто вас покупал?
Вы как-то враз за морем оказались
Оставив позади кровавый вал.
Он не догнал, кода ему угнаться,
Спешили вы без паствы на легке,
Чтоб сразу в адамантах оказаться
И окормлять живущих в далеке.
Отцы, отцы, забывшие о званьи,
Не вам, не вам, Россиюшку корить
Не шибко ль торопились к нестяжанью,
Бросая Русь, пасомых, алтари?
Я не виню бежавших с поля боя,
Не всем дано за правду умереть,
Но что б в кустах, довольствуясь собою,
Указывать оставшимся - не сметь!
Архиереи наши под сомненьем?
О, обличитель! Помолись о них.
И я порой, увы, не в восхищеньи,
Но церковь наша знает и иных.
Что ж о горах не по вершинам судим,
Знать житие влияет на аршин.
Сидящий в яме, яму видит всюду,
Какое там сияние вершин?
Почто забыта истина простая:
Вещающая сеятелю жать.
Есть личное паденье и восстанье,
А церковь-мать не может согрешать...


РОДИТЕЛЯМ

Я с детства на табак косился букой.
Но, если бы ввели такой предмет,
Пущал бы кольца, следуя науке,
Травился б самосадом с малых лет.

Но есть отрава - на уничтоженье!
Да умолчит глашатай сатанин,
Внедряющий пособие блуженью
Для заполненья адовых глубин!

Вы слышите, имеющие уши?!
Не допускайте растлевать детей!
Не отдавайте голубины души
Заезжим блудодеям всех мастей!

Отверзите невидящие очи!
Над юным поколением беда!
Какие нравы силяться упрочить
Помеченные бесами блуда?

Они явились, рукоделы клятвы,
С печатью преисподней на челе,
Возвестники антихристовой жатвы
На нашей обезкровленой земле.

Но вы-то, вы! Куда же вы глядели,
Дав узаконить в детских душах срам?
И что потом? Назвать страну панелью
На радость обреченным школярам?

24 февраля - 1 марта 1998г.
Скит Ветрово

Стихи Иеромонаха Романа Вы можете прочесть в Cборнике "Моление перед битвой"
К началy