Галина Сиротинская

ПЕРЕД ИКОНОЙ БОГОРОДИЦЫ



СТИХОТВОРЕНИЯ. I ЧАСТЬ


ПЕРЕД ИКОНОЙ БОГОРОДИЦЫ

Темнота в моем сердце и хлад,
Будто бес надо мною смеется.
Но с иконы твой ласковый взгляд
Говорит:"Ничего, обойдется".

И грехов распадается плен,
Тихий свет надо мною струится.
А тоска - это призрак и тлен,
Вновь любовью душа оживится.

Шум умолк и погасли огни,
Пред иконой с мольбою стою,
Как младенца, Ты держишь в руках
Неокрепшую душу мою.
1995г.


СВЯТОМУ
НИКОЛАЮ ЧУДОТВОРЦУ

"Веры правило, образ кротости",-
Так, святой Николай, в молитвах
Мы к твоей прибегаем помощи,
Изнурившись в житейских битвах.

Моряки мы все в жизни бренной.
Берег скрыт. Океан велик.
Только стоны и крики чаек.
Вот ответ на сердечный крик...

Но всегда в небесной лазури
Перед Господом предстоя,
Молишь ты, чтоб утихли бури,
И утешилась вся земля...

1997

НА РОСПИСЬ
СВЯТО-НИКОЛЬСКОГО СОБОРА

Художник рад изобразить
Небесных ангелов сиянье.
На нем почиет благодать...
И храма зрится процветанье.
Здесь ангел Божий гулким днем,
Невидимый входящий людям,
Благословляет их крылом,
И краску подает в сосуде.

1997

ЗА ВЕРУ

Большевики в России.
Безбожие. Власть тьмы.
Никто не зарекайся
От смерти и тюрьмы.

Край освящен крестами -
И кровью пустыри.
Расправы ждут смиренно
В тиши монастыри.

На казнь вели монахинь
За веру во Христа,
И теплую молитву
Твердили их уста.

Как в баржу их загнали
С ближайших островов
Увидел лишь случайно
Заезжий рыболов.

Уехали чекисты,
Пустив народ ко дну.
Рыбак заметил место
И поспешил к нему.

Но поздно.
И затихла земная суета.
Над страшною могилой -
Три солнечных столба.

1998

ВОЗНЕСЕНИЕ.

Отчего цветы благоухают
И в лесах, и на озерах - всюду?
В это время происходит чудо:
В это время тварь Творца встречает.
И идет Христос с учениками,
Все цвете, шаги Его легки...
Вновь ковер цветущий под ногами.
Как мы от мучений далеки!
А над каждым Храмом солнце льется, -
Расступилась вдруг лазурь небес...
И с высот, и от земли несется
Глас один:"Воистину воскрес!"
Те же, кто в последний путь собрался,
Свято жизнь свою испив до дна,
Зрит и лестницу, и ангелов, и Бога.
И дана им вечная весна...

1998

КИТЕЖ

Китеж-град, спасенный под водою,
Многие приходят к Светлояру,
Чтоб найти тебя и жить тобою -
Но черты твои непостоянны...

Только чистые их видят души,
Только в детском взгляде ты сияешь,
Твоего покоя не нарушит
Дерзкий, злой - таких ты отгоняешь.

К озеру с надеждою склоняюсь:
Вот сейчас увижу купола...
но одна лишь я и отражаюсь,
Да еще прибрежная трава.

1997

БЕЛОВОДЬЕ

Три казака искали Беловодье -
Страну надежд и край обетований:
Дороги нет, и лик ее туманен,
Но слух о ней не умирал в народе.

Три казака объехали полсвета:
Искали чистоты и веры крепкой...
А на Руси подрагивала где-то
Горячая рябиновая ветка.

Скитальцам иногда в пустыни знойной
Слышны колокола родные были -
Но только облака над ними плыли
На небе чуждом, чуждом и спокойном...

Когда они на родину вернулись,
Сказал старик, седой от вьюг и снега:
"Вы с истиною верой разминулись,
Она - вон там", - и указал на небо.

1997

СЕРБИЯ

Здесь пропитаны тревогой
Камни всех монастырей -
Уповаем мы на Бога,
На Россию, на друзей.

Тучи сходятся над полем,
Смертный ужас сердце гложет -
Целый мир восстал на сербов,
Но Россия нам поможет.

Ведь недаром приезжали
Братья с Северной Руси, -
"Православные, - сказали, -
Сохрани вас и спаси

Бог. Мы будем вместе в горе
Крест тяжелый наш нести".
Тучи сходятся над полем,
Где же свет, куда брести?

Тьма над Сербией и буря,
Сохрани, спаси нас, Боже!
Стонет стон и крик в лазури.
Но... Россия нам поможет?
1998

* * *

Белый снег на рябине красной,
И желтеет листва последняя.
Смирно катится жизнь напрасная,
Но у Бога мы все наследники.

Перемерзли лужи - еще бы,
Дело клонится к ноябрю:
Тонкий лед я ногою пробую,
Гроздь рябины себе дарю.

Солнца луч да морозный воздух -
Вот и все мои собеседники,
Все кругом обещает роздых,
и у Бога мы все наследники...

1997

* * *

Все здесь было просто,
Как мы и хотели -
Синий рай погоста
Да седые ели.

Так часы бежали,
И текли недели,
Мы от вьюг дрожали,
От снегов седели.

Хутор по-над речкой,
Трезвые соседи...
Жизнь мерцает свечкой...
А давай уедем!

Здесь, где наши дети
Над рекой взрослели,
Пусть качает ветер
Старые качели.

1996

ЛЕТОПИСЕЦ

Пишут люди, склонившись над былью,
Льется в келью неяркий свет...
След исчезнет, покроется пылью
По прошествии горьких лет.
Все пройдет. И все уже было.
И Червонную Русь не вернуть.
Диким полем ползет уныло
Неизведанный к морю путь.
Поклонись на четыре стороны -
Ниоткуда спасенья нет.
Очи выклюют мертвому вороны
Будь ты ратник, купец иль поэт.
На земле православной и нищей
Все одно затеряется след.
Так зачем же ты пишешь и пишешь,
Тихий инок, хранящий свет?
Горьким соком безсмертной полыни
Для кого изливаешь ты речь,
Собираясь предания славы
Иль деяния князя сберечь?
Чтобы Русь, что стояла веками
И которую все же спасут,
Приняла в свои руки пергамент,
Если даже и храмы снесут.
Чтобы ведали мы, как под воду
Уходили ее города:
Как стояла она за свободу,
Засыпала, цепями горда.
Как молили Бориса и Глеба.
Как свои не познаша своих...
Он слагал. Рядом с ним пело небо -
Глас столетий сзывал живых.

1989

МУРМАНСК

Город мой - ветка дрожащая на ветру.
Тонет в снегах и туманах он поутру.
Лица обветренные, губы упрямо сложены.
Город мой - это характеры, на скалы похожие.
Черного неба овал бездонный,
Катер на рейде стоит полусонный.
Город мой - света мощный каскад.
Знаю, Мурманск - не рай и не сад.
Но из руин поднявшись, зелен и молод,
он побеждает ветер и холод.
Крепко держит штурвал в руках,
И моря прибой слышен в его стихах.

1986

* * *

Мерзнет город, занесенный снегом,
Хлад вокруг, и в душах пустота.
Может, зря спешу я в неизвестность,
Может, эта церковь заперта?
Возле порта в стареньком бараке
Люди и читают и поют,
В зимней стуже и житейском мраке -
Неземной и благостный уют.
Свечи. Богоматери икона.
Ничего, что дует из щелей.
Молятся Творцу, кладут поклоны
У стены и около дверей.
День. Святого Трифона подворье.
Всходит солнце. Льется благодать,
И причастники пойдут с любовью,
Дай им Бог ее не растерять...

1998

(Подворье Тифоно-Печенгского монастыря. Адрес:г.Мурманск, ул.Трало-
вая,д.22. Каждое Воскресенье в 18:00 читают акафист святой блаженной
Матроне Московской)

НА ЗАНЯТИЯ ПО ФОНЕТИКЕ

О чем она переживает
И безпокоиться зачем?
И букву в звук перевирает,
Любуется кошмаром схем.

А корень из живого слова
Она, как зуба корень рвет.
И нет в ней доброго и злого,
Не ищет - просто достает.

И, расчленяя слог добытый,
А слог, как вздох - делить нельзя,
Она целует звук убитый
В уже застывшие глаза.

1995

ДОСТОЕВСКИЙ

Я - Иван Карамазов,
Боровшийся с Богом,
Падал я и вставал,
Но осилил дорогу.

Я почти Идиот -
Луч блаженный и дерзкий,
С вами тот и не тот -
Я всегда Достоевский.

Жизнь крушила меня -
Ум за разум, в обрезки.
Сумасшедший, святой,
Но всегда - Достоевский.

Смерть я знаю в лицо,
С ней знаком от рожденья,
Но страшнее кольцо
Домогильного тленья.

И морочат меня
Эти белые ночи,
Радость боли моей
Разделить кто захочет?

Я поручик в отставке
Незамеченной части.
Я увидел давно, что
В страданье есть счастье.

И не властен сам ад,
Если ранят кого-то,
Над Невою закат,
Да глаза Идиота.

1996

МАРИНА ЦВЕТАЕВА

И убили, и оболгали...
Кто-то верит и этой лжи...
В угол страшный, глухой загнали,
Чтоб сказать:"Не хотела жить".
А в Москве все равно отпели
Ясным звоном колокола.
Спи, Марина. Ушли метели.
Спи, как в детстве своем спала.

1998

* * *

Какой исход, какая осень.
И дождь, и запахи тоски,
И пыльный луч, и неба просинь,
И боль грызет мои виски.
Конец чему? Чему начало?
Моя ли гибель, смерть листа?
Ты не спросил, я не сказала,
Что перед летом я чиста,
Что я не отвергала повесть
Пустых и знойных летних дней,
Жила совсем не безпокоясь,
О зимнем сумраке теней.
Но вот идут дожди по кругу,
Да и в моих глазах вода...
Сними часы, забрось их в угол,
Не надевай их никогда.

1992

АНГЕЛУ-ХРАНИТЕЛЮ

Зло подступило вплотную...
Где ты, мой Ангел-хранитель.
Бедную, злую, больную
Примешь ли в света обитель?

Осень все листья считает,
В самом разгаре она.
Выживу, нет ли, кто знает?
Гиблая это страна.

Ангел мой тонкий и кроткий,
Луч на холодной стене.
Осенью этой короткой
Ты повстречаешься мне...

1997

* * *

Тихий, строгий город -
Рядом ни души,
Лишь шаги прохожих
Да шуршанье шин.

И в гранит одеты
Берега Невы.
Сторожат неволю
Каменные львы.

1989

Ни кола, ни двора, ни имени.
Закатилась моя звезда.
Через лес погрустневший, в инее,
Одиноко идут поезда.
Что же делать? В окошко гляну:
Тишина, синева, мороз.
Провожать поезда не стану
Даже взглядом - не хватит слез.
Лучше выйду - и настежь двери,
Разрушая уют ночлега,
Я забуду свои потери
Среди мрака, тайги и снега.

1990

* * *

Снега и снега в апреле,
На Пасху мороз ударит.
Но будет нам все - по вере,
И радость Христос подарит.

Среди загрустивших елей,
Среди позабытых сосен,
Мы все же сильней метелей
В кругу слишком зимних весен.

И сопки глядятся в воду,
И небо синеет снова,
Господь даровал свободу
И тьму победило Слово.

1998

* * *

И солнца, наконец, и неба -
Всепобеждающая синь,
Как голодающему хлеба -
Лишь только голову закинь.

Бег облака... Но отчего же
Такая на душе печаль,
Что только милостию Божьей
Чего-то жду, кого-то жаль...

1997

ПЛАЧУЩАЯ ИКОНА
СПАСИТЕЛЯ В ВИФЛЕЕМЕ

Отчего Ты плачешь в Вифлееме
Светлыми, пречистыми слезами,
Неужели исчезает время
В тишине седой под образами?

Дни ль пришли последнии, пустые
И исправить ничего нельзя...
Оттого ли влагу источают
Скорбные, безсмертные глаза?

Плачешь ли о грешнике погибшем,
Бедной, заблудившейся овце,
Что же в той слезе Твоей застывшей
На святом, измученном лице?

Может, хочешь отвести от бездны,
Гибели в бушующем огне?
Может, зная наших душ болезни,
Ты скорбишь о всех и обо мне...

1996

РОЖДЕСТВО
(стихи для детей)

1.

И смирну, и ладан,
И золото тоже
Все в дар тебе надо
Доставить, о Боже.

В дороге устали
Седые волхвы,
Но звали их дали,
Чрез горы и рвы.

Звезда им светила
Над бездной и кручей,
Давала им силы -
Всех ярче и лучше.

И вот одолели
Три старца дорогу,
Приносят подарки
Младенцу и Богу.

2.

"Слава в вышних Богу!" -
Ангелы поют.
Холодно немного,
Пастухи встают,
Смотрят в небо долго
Около костра.
Ангелы умолкли.
Как олень быстра
Весть о самом главном
Облетела мир:
Маленький и Славный
Призовет на пир.
Нищих и убогих,
Зрячих и слепых,
Праведников строгих,
Грешников больных.
Будет вечно длится
Это торжество!
А пока кружится
Снег на Рождество...

3.

Зимой под снегом уснут зверюшки,
А мы принесем Христу игрушки.
Что драгоценней для человеков,
Тому приносим, Кто выше века.

Сиянье злата и ароматы,
Что нам, младенцам, всегда приятны.
А Он, Создатель всего живого,
Так рад подаркам, малютка Слово.

Сын Божий видит любовь и нежность,
Людей улыбки, небес безбрежность...
Сейчас обидит ребенка кто же?
Но все Он видит - и Крест Свой тоже.

Вы, чтоб воскреснуть, дары отдайте!
Христос родился, Христа встречайте!

СВЯТАЯ ТРОИЦА

Три ангела склонились нежно
Над бедным маленьким столом.

Все в них светло и безмятежно,
И каждый осенен крылом
Другого. Лики
Любви божественной полны.

Таким, Единым и Великим,
Тебя доныне видим мы.



СВЯТОЙ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ

Ветер выл взволнованный и резкий,
Дождь хлестал по городской стене:
Возвращался Александр Невский,
Дань платил он Золотой Орде...

Серые глаза сияют болью,
Широко распахнуты они -
Для родной земли спасеньем, солью
Князь был в эти пасмурные дни.

Сердце переполнила отрава,
Горечью к гортани подступила,
Где же эта неземная слава?
И вернуть бы неземную силу...

Как войска небесные сражались
В той Ледовой и жестокой битве!
Но теперь без них, без них остались,
И уста твердят, твердят молитвы.

Возвращаясь из орды, скончался в схиме
И ушел к небесному покою
Александр. А нам оставил имя,
На Руси надежное, святое.

МОЛЕНИЕ СВЯТОГО СЕРГИЯ

Кроткий Сергий молит Бога в Храме,
Лес глухой задумчиво стоит.
Наш Господь, защита наша, с нами:
Князь Димитрий в битве устоит!

Спят в тиши лесной спокойно ели,
Мирно все. На небе облака.
Но за упокой поставит свечи
Старца прозорливого рука.

В Боге видит он: князья, бояре,
Инок светозарный Пересвет...
Не идти им с новыми боями,
В битвах отшумел их славный век.

Их Христос в раю венчает - радость,
И смешались счастье и слеза.
Сергий крестится и опускает
Плачем утомленные глаза.

Ветер так вздохнул, как будто вести
С поля Куликова приносил.
Сергий мудрый не о грозной мести -
о прощенье Господа просил.

Да простит Христос грехи народа,
Да помилует, как прежде, Русь...
И слились в его святой молитве
Вера, радость и о павших грусть.

К началy